Евразийские последствия изменения статуса Украины

Ирхин А.А., кандидат политических наук, Таврический национальный университет им. В.И. Вернадского

Системный анализ современной геополитической ситуации, складывающейся в процессе формирования новой системы международных отношений, позволяет сделать выводы в отношении выгодности для основных субъектов международных отношений сохранения сложившегося баланса сил на постсоветском пространстве.

В этом контексте будет справедлив вывод о том, что любое изменение статуса Украины, будь-то интеграция Украины на Восток или на Запад в современном виде существенно изменит соотношение сил в Евразии, что будет иметь долговременные последствия с последующим “эффектом домино” на региональном и глобальном уровнях.

К примеру, для “Востока” существование независимых РФ, Беларуси и Украины по отдельности обрекает их статус третьеразрядных держав с низким геополитическим потенциалом, в то же время, воссоединение потенциала трех государств выдвигает их в число подлинных великих мировых держав. Данные геополитические трансформации, по мнению директора Института США и Канада РФ С.М. Рогова, сопоставимы с получением в свое время ядерного оружия.

Для Запада современная геополитическая ситуация на постсоветском пространстве рассматривается неоднозначно. Наиболее распространенная точка зрения принадлежит американским мозговым центрам правого направления, которая предлагает использовать несомненно временную слабость России для создания условий по максимальной затруднительности восстановления факторов силы российского государства. Одним из таких элементов является создание пояса государств из бывшей сферы российского доминирования, предполагающей затруднение восстановления геополитического потенциала России.

Таким образом, существующее равновесие сил не устраивает в максимальном варианте не одну из соперничающих сторон на постсоветском пространстве, в то же время, сложившееся “статус кво” более приемлемо в современных условиях для них в качестве умеренного варианта внешнеполитической стратегии, чем резкое изменение баланса сил в регионе с учетом следующих последствий.

Во-первых, существование сильных региональных акторов в Центральной Азии (Китая и Ирана). Для Китая в случае любой полноценной интеграции Украины в евро-атлантические структуры, будет полноценным индикатором слабости России, что, несомненно, вызовет тождественные действия в отношении Центральной Азии и, прежде всего, Казахстана. Даже среднесрочная перспектива будет способствовать переориентации углеводородных поставок объекта экспансии на восточные направления. В перспективе это вопросы безопасности обеспечения газовыми ресурсами самой России и Западной Европы. Кроме того, данный фактор может иметь инерционные последствия с государствами, имеющими территориальные споры с Россией, что существенно ослабит, в конечном счете, Центр российского государства перед периферией.

Во-вторых, при худшем развитии сценария чрезмерное ослабление России приведет к той ситуации, когда Запад будет вынужден поддерживать ее целостность, что так же, как, представляется, является нежелательным сценарием для него.

В-третьих, центральное геополитическое положение Украины в восточной Европе все же не позволит государству быть в положении аутсайдера существующих систем безопасности, что предполагает другие варианты решений данного вопроса от пессимистического до оптимального для конкурирующих сторон.

Первый, относится к более четкому разделению сфер влияния центров силы на Украине, то есть, ведет к фактической её фрагментации, что как представляется, является слишком “затратным” в экономическом, военно-политическом, и, что особенно важно в условиях формирования новой системы международных отношений, в имиджевом смысле для России вариантом.

Второй сценарий решения данного вопроса носит более компромиссный характер и заключается в фактическом участии Украины в американских военных инициативах (предоставление воздушных коридоров и военных аэродромов, участие военных украинских контингентов и т.д., и т.п.), без юридического оформления интеграции Украины в западную систему безопасности. Последнее решение возможно бы устроило российскую элиту еще несколько лет назад, однако сейчас, когда государство имеет возможность демонстрировать более активную и твердую внешнеполитическую линию этот вариант будет явной демонстрацией слабости официальной Москвы.

В конечном счете, любой компромисс является худшим вариантом из двух предложенных альтернатив.

 

 

 

 

 

hr


Регистрация

Свежие заметки

  В СМИ обсуждают новую фишку в "прямой линии" президента РФ с губернаторами. Типа  Владимир Путин стал по-новому...

...

  В годы перестройки в советских СМИ очень хвалили шведский социализм - социализм с умом и. что самое главное, с...

...

  Как мне нравится американский подход в отношениях с РФ. Так, когда в ответ на их голословные обвинения российская сторона...

...