ТЕРРОР ИСТОРИЧЕСКИХ ОБИД

Террор «исторических обид»

в рамках межцивилизационного взаимодействия: тайны следствия

 

(Серия «Мифы Украины: "Батуринская резня"»)

 

 

Применительно к мифу о «батуринской резне» навязываемый сейчас Украине «евровыбор» не только вынуждает рассматривать Запад в контексте его претензий на историческую гегемонию и моральный приоритет, но и позволяет раскрыть вопрос, как те или иные, нередко построенные на мифах, «исторические обиды» прошлого можно использовать для получения преимуществ в настоящем. И он показывает, что с одной стороны речь идёт о крайне эффективном оружии массового поражения в информационно-психологической войне. А с другой – о своеобразном «ящике Пандоры», который по какой-то странной причине открывают как бы во имя справедливости, но, по сути, для системного унижения, а по возможности - и уничтожения других. Следовательно, его в первую очередь пытаются использовать те, кто в той или иной форме исповедуют теорию расового превосходства своей нации относительно других народов и государств. Только не обладают необходимой для её утверждения военной мощью. И потому для удовлетворения своих претензий они вынуждены прибегать к помощи т. н. «мирового сообщества». И в этом списке Украина – не первая и тем более не единственная. Прячущая «скелеты» в своём «шкафу» и активно пытающая вытащить чужие.       

 

Однако это не только украинская проблема, так как роль информационного взаимодействия в современных условиях, как фактора глобальной игры, будет только возрастать. И значит, мифологический аспект идеи цивилизационного превосходства будет использоваться всё чаще. А к чему может привести основанная на той или иной расистской теории система воспитания, можно судить не только по Холокосту, но хотя бы по деятельности размещавшегося  в Манчжурии т. н. «отряда 731» [См.: 1], а также аналогичных «отряда 100» и «отряда 516». На протяжении более десяти лет японской оккупации Северного Китая вплоть до 1945 года в них  проводились эксперименты, приведшие к гибели сотен тысяч людей, которых сотрудники «отрядов» называли «брёвнами». Известно, что результаты этих «исследований» после войны оказались в распоряжении американского правительства. И есть основания полагать, что эксперименты над людьми продолжаются в самой демократичной стране мира до сих пор. Что касается оставшихся в живых бывших сотрудников этих «отрядов», все они, кроме тех, кто оказался в советском плену, избежали ответственности. Многие из препарировавших живых людей японских «учёных» стали в послевоенной Японии деканами университетов, медучилищ, академиками, бизнесменами. Среди них были даже губернатор Токио и  президент японской медицинской ассоциации, а также высокопоставленные сотрудники Национального института здравоохранения.       

 

Кстати, следует отметить, что так основательно пропагандируемый на Западе Холокост тоже имеет свои тайны. Например, его экономическая составляющая до сих пор не изучена. По какой-то непонятной «случайности» исследователи Холокоста в странах Запада эту тему старательно избегают. И это не удивительно. Ведь тогда придётся говорить о финансовых операциях швейцарских банков с нацистской Германией, о поставках железной руды из «нейтральной» Швеции в Германию, о финансировании ВПК Германии финансовыми кругами США  А те, кто коснулся её, могли обнаружить, что:

 

- почти 96% отнятых у евреев и «ариизированных» предприятий во Франции остались в руках французов;    

 

- имущество и средства депортированных из Голландии евреев, по словам немецкого историка Герхарта Хирфельда, «пришлись очень кстати нидерландским банкам, торговцам, музеям, даже амстердамской бирже»;

 

- в Венгрии на средства евреев, как было написано в журнале «Шпигель», «удалось создать пенсионную систему и затормозить инфляцию» [2].

 

И список этот можно ещё долго продолжать, показывая, что Холокост, как заявил в своё время немецкий историк Гётц Али, является не столько немецким, сколько европейским проектом, поскольку в его реализации участвовали представители почти всех народов оккупированной нацистами Европы. И это примечательно в том плане, что именно Европа утвердила день памяти жертв тоталитаризма, который в странах ЕС ежегодно отмечается 23 августа [3]. И себя, естественно,  с ним никак не связывает. Однако известно, что выявление, изоляция и физическое уничтожение евреев Европы происходило при активном участии коллаборантов практически всех оккупированных стран. В первую очередь, тех, что входят сейчас в ЕС. И в некоторых из них эти коллаборанты сегодня считаются героями, а их борьба освящена идеей национальной независимости.     

 

В связи с этим, описания «батуринской трагедии», так красочно выписанные украинскими «митцями» [4] слова, могут быть дополнены удивительно созвучными им другими описаниями очевидцев. «Кругом море огня и тёмные тучи дыма, а также чудовищный вой собак, рёв коров и чад сожжённых человеческих и звериных тел. Не имели никаких иллюзий ожидающей нас судьбы, а скорбь по нашим родственникам до такой степени обливала сердце кровью, что [мы] не реагировали на избиение прикладами и уколы штыками… кругом лежало много человеческих трупов, в том числе маленьких детей, а «победители» проходили рядом с ними с таким безразличием, с каким лесоруб проходит рядом с бревном дерева после совершённой им вырубки… Когда прибыли, … то увидели жуткую картину… догорали дома, на полях и во дворах и во дворах можно было встретить лежащих людей – старых и молодых, мужчин и женщин, это выглядело очень ужасно… маленькие дети были развешаны на заборах и лежали с разможжёнными головами… на снегу, который был пропитан кровью. … живым детям распарывали животы, разбивали головы о каменные столбы и т. п. Согнанных в часовни-костёлы мужчин убивали под аккомпанемент гармони. Когда «богатыри» после акции возвращались через село Пеняки, тамошнее украинское население  поставило им триумфальные ворота и аплодировало». А те шли, распевая песню;

 

«А ми тую червону калину підіжмемо,

А ми нашу славну Україну – гей, гей,

Розвеселімо» [5].

 

Однако, как видно из последних строк, эти фрагменты не имеют непосредственного отношения к «батуринской резне», описывая резню совсем другую. В ней речь идёт об одном типичном эпизоде «Волынской резни», которая в отличие от «батуринской» произошла на самом деле.

 

Точнее речь идёт об уничтожении оуновцами 28 февраля 1944 года жителей польского села Гута Пеняцка, в котором проживало более тысячи человек. И таких сёл, жителей которых, включая женщин, стариков и детей,  оуновцы перебили, были десятки. Однако об этой резне, как и о других подобных, украинские историки предпочитают помалкивать, а если и берутся описывать, то исключительно как общую польско-украинскую трагедию, в которой каким-то поразительным образом палачи и жертвы оказались представлены одинаково нуждающимися в понимании и сострадании. При этом, оуновских палачей почему-то не называют «звери», «нелюди», «орда». О них не пишут, что так поступали они согласно своим диким «варварским» или «нелюдськім» обычаям. Наоборот, их представляют как героев, борцов за независимость Украины. Славных её сынов, которые вложили свою важную и знаковую для нас лепту в общее дело. Они же не виноваты в том, что поляки, евреи и русские этому общему делу одним своим присутствием уже очень мешали. Но всё равно в этом смысле, как считают «мазепинцы», и Мазепа, и Бандера, и Петлюра победили, потому что Украина добилась независимости.         

 

Кстати, в данном случае вполне уместен довольно неудобный вопрос: почему поляки, столь системно разрабатывающие и использующие в политике тему «Катыни», так вопиюще скромны и пассивны в отношении «Волынской резни», стараясь её не очень актуализировать. А ведь количество даже воображаемых жертв «Катыни» [6] примерно в 10 раз меньше жертв того, что устроили оуновцы на Волыни [7]. Отчего же такое продуманное, можно сказать, системное  невнимание? И вот тут по таким знаковым для украинцев и поляков «сюжетам» сразу видно, как история обслуживает определённую политическую доктрину, работая в контексте идеологических установок, ничего общего с историей как наукой не имеющих. Ведь их «стоны» и «плач» связаны не с человеческим чувством сострадания, а делаются с конкретной целью, вызваны политической потребностью и имеют стратегический контекст [8].

 

В результате нынешняя польская власть совершенно по-разному обслуживает эти темы: «Катынь» и «Волынскую резню». Однако почему? В связи с этим стоит отметить следующее. Поляки «Волынскую резню» не забыли и не забудут никогда, пока существует Польша и польская нация. Более того, сбор и систематизация исторических материалов в Польше по «волынской резне» идёт постоянно. Об этом свидетельствует, к примеру, подготовленная с помощью  польского «Товарищества Увековечения  Памяти Жертв Преступлений Украинских Националистов» и организованная во многих городах Украины  документальная  фотовыставка  «Волынская резня: польские и еврейские жертвы ОУН-УПА» и издание каталога к ней [9].

 

Правда, в отличие от «Катыни», которую поляки не одно десятилетие успешно «раскручивают» как оружие информационно-психологической войны против России, включать в польско-украинские отношения «Волынскую резню» в силу её откровенной антиукраинской направленности сейчас полякам не выгодно. Ведь они намерены и дальше использовать Украину против России, а в перспективе, если получится, интегрировать её – полностью или частично - в сферу своих интересов вплоть до присоединения, что при нынешнем состоянии Украины в условиях обострения борьбы за передел мира, вполне может произойти. И тогда не исключён новый «мюнхенский сговор». Только вместо Чехо-Словакии объектом раздела станет  Украина.

 

Впрочем, кого это удивляет? Поэтому тот, кто исследует феномен той или иной «резни», не важно,  с чем она будет связана – с Батуриным, Волынью, Быдгощем [10], Катынью или Едвабно [11], должен встраивать её в контекст глобального информационного взаимодействия. А в нём каждая такая соответствующим образом преподнесённая история, независимо от того, что положено в её основу – правда или ложь – является «атомной бомбой» замедленного действия, подложенной под ту или иную национальную, государственную, культурную систему. И что интересно: если бы под Кремль или Белый дом, и даже под что-то менее значимое был бы подложен ядерный заряд, на поиски его были бы брошены все службы  безопасности поставленной под удар системы. А в нашем случае никто даже и бровью не ведёт. Хотя, возможно, в долговременной перспективе эффект от действия мифов массового поражения для страны и цивилизации значительно губительнее.      

 

Поэтому знание современного среднего американца или европейца в вопросах т. н. «преступлений против человечности» ограничены Холокостом и сталинскими лагерями. А ведь были ещё Талергоф и Терезин, ставшие предтечей Стшалково, Березы Картузской и Освенцима. А о Быдгощи и тем более Едвабно в свете устоявшихся взглядов, что Польша первой пострадала во Второй мировой войне, и вовсе говорить не принято. Однако и это было. В одной из публикаций трагедия в Едвабно описывается так: «25 июня поляки приступили к еврейским погромам. Они убивали своих соседей топорами, протыкали вилами, вырезали им языки, выкалывали глаза, топили в пруду, рубили головы. Простые обыватели играли в футбол отрезанной головой учителя иврита …

 10 июля гитлеровцы отдали приказ об уничтожении всех оставшихся в живых евреев, и исполнителями этого приказа стали поляки. Они согнали евреев на центральную площадь, а затем повели их в сарай на окраине городка, куда раньше уже побросали тела растерзанных жертв. Там и сожгли всех вместе, живых и мертвых. По дороге к месту сожжения поляки постарались сделать шествие евреев шутовским. Их построили в колонны по четыре во главе с девяностолетним раввином, которого заставили нести красное знамя, принудили играть оркестр, заглушавший крики жертв... И все это сделали не нацистские захватчики, а самые обычные жители, многие годы мирно сосуществовавшие со своими еврейскими соседями» [12].

 

Причём, следует отметить, что, хотя тогдашний президент Польши А. Квасьневский публично извинился перед еврейским сообществом за содеянное, среди поляков осуждают истребление евреев Едвабно лишь около 40% опрошенных. При этом, те, кто считает, что евреев казнили заслуженно, а к ним относится даже предложивший польским евреям покаяться примас  католической церкви Польши Йозеф Глемп, оговаривают, что:

- евреев было убито в Едвабно с 25 июня по 10 июля 1941 года значительно меньше, чем об этом сообщает Ян Гросс;

- евреи были убиты не потому, что они евреи, а за то, что они в период советской оккупации 1939-1941 годов поддержали коммунистический режим;

- евреи умышленно покончили жизнь самоубийством, чтобы только навредить в истории полякам [13].

Однако, следует ли считать подобную аргументацию оправданием? Вообще, в какой степени можно оправдать тех, кто без суда и следствия убивает людей лишь потому, что они придерживаются других взглядов, сколько бы их при этом убито ни было – 1600, 500 или, скажем, 10? И даже, если бы взрослые евреи заслужили ненависть поляков перед приходом нацистских войск, следовало ли прибегать к их массовому истреблению, включая женщин и детей? В любом случае, вряд ли евреи «заслужили» такую смерть больше, чем польские «осадники» и их семьи, которых через несколько месяцев начнут массово истреблять на Волыни униаты-оуновцы, руководствовавшиеся, как настоящие богобоязненные христиане, простым принципом: «Если ближний обидел тебя - прости его. Не можешь - убей».       

Также к данному списку последних примеров ОЧЕНЬ непростой истории Польши уместно добавить уже упомянутые ранее массовые убийства этнических немцев в Быдгощи и Шулитце в первые дни войны. В частности речь идёт о т. н. «кровавом воскресенье» («Blutsonntag» - нем.) в Быдгощи (нем. – Бломберг), произошедшем 2 сентября 1939 года, по оценкам которого до сих пор позиции различных историков кардинально расходятся – от «провокации» немецких диверсантов [См.: 14] до своеобразной «варфоломеевской ночи», устроенной поляками в отношении немцев.

Понятно, что польские исследователи настаивают на первом варианте. Однако и у них нет единодушия. В частности, директор института Истории быдгощской Академии Влодзимеж Ястржембский (Włodzimierz Jastrzębski) в 2003 году заявил, что никакой немецкой диверсии не было, а просто у поляков «сдали нервы» и они выместили свою бессильную злобу на немцах-жителях города. Кстати, следует отметить, что схема «раскрутки» Бломбергского «кровавого воскресенья», как его назвали после оккупации Польши нацистскими войсками, поразительно схожа с «историей» Катыни. Поэтому, видимо, следует отделять реальную трагедию в Быдгоще от того, что стало символом и мифом. Только как отделить одно от другого? По-видимому, это уже невозможно. Но зато сразу видно, где определённое историческое событие используется в политических целях, а где нет. И там, где политика начинает доминировать, как бы это «заинтересованными лицами» ни прикрывалось, наука заканчивается и начинается системная манипуляция, цель которой – получить власть над умами людей, чтобы использовать её с определённой политической целью. И, возможно, даже не одной.   

Однако какой из всего этого следует вывод, и  как он помогает понять феномен «батуринской резни»? Возможно, в первую очередь он позволяет уяснить, что «исторические обиды» порождаются не столько хорошей памятью, сколько неудовлетворёнными претензиями того, кто считает себя обиженным и под видом восстановления исторической справедливости жаждет нового передела. И говорят больше не о сложности и несправедливости в истории, но о национальных комплексах того, кто требует справедливости по отношению к себе, не думая об остальных.     

Впрочем, как известно, «у войны не женское лицо». Войны без жертв не бывает. И допущение больших потерь среди мирного населения Батурина свойственно не только «мазепинцам», но и отдельным российским историкам. И, возможно, такая позиция связана с тем, что беспощадность по отношению к побежденным в те времена никого не удивляла, являясь скорее нормой. Особенно, если победители сталкивались с упорным, массовым и систематическим сопротивлением. К числу таких акций можно отнести расправу  в августе. 1703 года в польском городе Нешава. Тогда сам город был сожжён, а большинство его жителей повешено лишь за то, что недалеко от города шведский отряд подвергся на дороге нападению польских партизан.

В своем приказе Карл XII повелевал казнить в Польше всякого, кто вздумает сопротивляться, «к вящему устрашению и дабы ведомо им: ежели уж за них взялись, то даже младенцу в колыбели пощады не будет» [15]. В 1708 году после битвы под Фрауштадтом около пятисот русских солдат было заколото штыками по приказу шведского фельдмаршала Рёншельда. Но в вопросе с расправой, учинённой русскими в гетманской резиденции всё не так просто. Не просто, но следует разобраться уже хотя бы потому, что именно Батурин стал для каждого национально мыслящего украинца символом того, что русские делают с его страной. 

Однако, в связи с этим следует напомнить, что на Украине «европейскими просветителями» из Швеции были разорены и сожжены Будище, Веприк, Городня, Каплуновка, Коваливка, Коломак, Колонтаев, Котельва, Красный кут, Куземин, Лутище, Мурефа,  Недригайлов, Олешня, Опошня, Рашивка, Рубливка, Смелое, Терны, Хухра и десятки других городков и сёл. А их население перебито. Так, в частности, в Тернах по описанию полковника К. Поссе отряд шведских драгун во главе с полковником Томасом Функом устроил резню и сожжение заживо спрятавшихся в православном храме около 1600 жителей, включая женщин и детей [См.: 16]. В Олешне шведы казнили около 400 человек. А оставшихся в живых жителей не сдавшегося сразу Веприка численностью до двух тысяч человек, включая женщин и детей, почти всех по распоряжению гетмана Мазепы уморили в холодных погребах соседнего городка Зенькова.

И что примечательно: никаких поминальных крестов, не говоря о памятниках и мемориальных комплексах, там новой украинской властью не поставлено и не планируется. Да и упоминать о них не принято. Почему? Потому что их смерть не вписывается в далеко идущие планы шведско-украинской дружбы? Портит мечты об «евроинтеграции» и «светлый образ» пришедшего с Запада  оккупанта – доброго друга и путешественника, как писал автор «Истории Русов» [См.: 17]? Или не вписывается в проект под названием «Украина – анти-Россия»?

И какой бы ни был у читателя ответ, он однозначно показывает, что смысл насаждения подобных мифов надо искать не в истории, а в том, что происходит сейчас. И не столько в Украине, сколько за её пределами.

 

Литература и примечания

1. Акияма X. Особый отряд 731 / Хироси Акияма. — М.: Издательство иностранной литературы, 1958. – 152 с.; Моримура С. Кухня дьявола: Правда об «отряде 731» японской  армии / Сэйити Моримура / Пер. с яп. С. В. Неверова; Предисл.: М. В. Демченко.— М.: Прогресс, 1983. – 272 с.

2. Славин А. Акция уничтожения под пение национального гимна [Электронный ресурс] / Алексей Славин. – Режим доступа: http://www.lgz.ru/article/11204/

3. 23 августа для такого дня памяти жертв нацизма и коммунизма естественно выбран не случайно. Этот день должен всем напоминать и в сознании «европейца» ассоциироваться с днём подписания т. н. «пакта Молотова-Риббентропа», который на Западе подают как сделку нацизма с большевизмом по разделу мира и едва ли не причину начала Второй мировой войны. Хотя сам «пакт» являлся одним из многих договоров о ненападении (последний из них был подписан 25 августа 1939 г. между Англией и Польшей). При этом политики Запада забыли, как европейские страны закрывали глаза на оккупацию Германией и Италией Испании, чтобы установить там режим генерала Франко, на «аншлюс» Германии с Австрией, после которого последняя лишилась независимости и была оккупирована Германией, на инициированный Германией и поддержанный Францией с Англией раздел Чехо-Словакии, в котором приняли активное участие не только Германия, но и Польша с Венгрией.      

4. митці (по-русски звучит как «мытци») – художники (укр.)

5. Дивизия СС «Галичина». Киев, 2007. - С. 74-77.

6. Напомним, что общие могилы, в которых были найдены трупы одетых в польскую форму  людей, расположены не в районе села Катынь, как это подают в Польше, а у урочища Козьи горы. Причём между Катынью и Козьими горами есть населённый пункт Борок. Однако полякам почему-то больше нравится называть место расстрела «Катынь». Возможно, потому что это название у них ассоциируется со словом «каты» (палачи – на польском и украинском языках), что как бы означает наличие под Смоленском городка, где только «каты» живут, хотя по утверждениям местных историков-краеведов название Катыни происходит от слова «катить». 

7. По предположениям польских исследователей в районе Катыни захоронено около 3 тысяч человек, всего, по их мнению, поляков уничтожено в Советском Союзе перед войной – более 20 тысяч, а в результате «Волынской резни» погибло до 200 тысяч человек.  

8. Впрочем, данному феномену существует и другое объяснение, которое часто встречается в интернете. И заключается оно в том, что в Катынском лесу расстреляли «шляхту», а на Волыни были уничтожены люди попроще (чаще звучит слово «быдло»). Однако, это довольно спорно, так как «осадники»  были в основном бывшими военными, что уже позволяло причислить их к той категории поляков, которую они традиционно связывают со шляхтой, а у Козьих гор по отдельным сведениям более половины расстрелянных были тюремщики, которых со шляхтой сравнивать в эпоху расцвета Речи Посполитой было бы оскорбительно.  

9. Волынская резня: польские и еврейские жертвы ОУН-УПА. Каталог документальной фотовыставки. – Киев, 2010. – 271 с.

10. В Быдгоще (нем.: Бломберг) 3 сентября 1939 года поляки под предлогом ликвидации немецких диверсантов перебили по разным данным до 58 тысяч этнических немцев.

11. В Едвабне летом 1941 года поляками были уничтожены все местные евреи общей численностью до 1600 человек. После войны на памятном знаке, поставленном на месте их массовой казни было написано, что евреев уничтожили немцы. Но когда вышла книга американского историка Яна Гросса, эту «грязную» тайну польской нации, которую до сих пор в мире воспринимают как первую жертву германского нацизма, узнал весь мир [См.: Гросс Я. Т. Соседи. История уничтожения еврейского местечка / Ян Томаш Гросс. – М.: Текст, 2002. – 160 с.] 

12. Этингер Я. Парадоксы польско-еврейских отношений [Электронный ресурс]  / Яков Этингер. – Режим доступа: http://www.lechaim.ru/ARHIV/112/etinger.htm

13. Die Welt, 08.07.2001.

14. A jednak dywersja? Rozmowa z prof. dr. hab. KAROLEM MARIANEM POSPIESZALSKIM z Poznania, prawnikiem i historykiem, badaczem dziejów dywersji niemieckiej w Polsce [Электронный ресурс] / Krzysztof Błażejewski. – Режим доступа: http://1939.pl/zbrodnie-wojenne/krwawa-niedziela-w-bydgoszczy/a_jednak_dywersja.htm

15. Бузина О. Тайная история Украины-Руси / О. Бузина. – К.: Довіра, 2007. – С. 203.

16. Каревин А. С. Страдания на незнании. Еще раз о сумерках воинствующего невежества [Электронный ресурс] / А. С. Каревин.  – Режим доступа: http://h.ua/story/135444/;  Артамонов В. Правда о Батурине и Мазепе [Электронный ресурс] / Владимир Артамонов. – Режим доступа: http://www.otechestvo.org.ua/main/20087/2425.htm

17. Исторія Русовъ или Малой России. – М., 1846. – С. 208.

 

hr


Регистрация

Свежие заметки

  В СМИ обсуждают новую фишку в "прямой линии" президента РФ с губернаторами. Типа  Владимир Путин стал по-новому...

...

  В годы перестройки в советских СМИ очень хвалили шведский социализм - социализм с умом и. что самое главное, с...

...

  Как мне нравится американский подход в отношениях с РФ. Так, когда в ответ на их голословные обвинения российская сторона...

...