НАСЕЛЕНИЕ БАТУРИНА ВО ВРЕМЯ "РЕЗНИ": ПРОБЛЕМА ПОДСЧЁТОВ (окончание)

Население Батурина: исходные данные для расчётов масштабов «резни» и «методология» С. О. Павленко или

Кого и за что должны были драгуны Меншикова резать?

(Серия «Мифы Украины: "Батуринская резня"»)

 

Стоит сказать, что манипуляции С. О. Павленко с цифрами очень напоминают типичный для украинских базаров «менеджмент», когда навязчивые торговцы «разводят»  доверчивого покупателя на тот или иной продукт в полном соответствии с NLP-технологией, заговаривая его до лёгкого умопомешательства. Только в отличие от рынка, где понимание обманутости приходит довольно быстро, в данном случае, благодаря соответствующим установкам, мотивациям и технологиям, обманывать можно бесконечно долго. Что здесь и делается.  

 

Естественно, при этом статистика обязательно должна быть дополнена реконструкцией событий, на основании её сделанной. «В переполненной крепости, которая была в состоянии осады, вероятно, негде было и яблоку упасть, - пытается фантазировать С. О. Павленко. - Мирных жителей скорее всего держали в безопасном месте — замковых подземельях, ходах. Разветвленная их сеть (выложенные в традиционной форме сруба лабиринты шириной и высотой по два метра) могла спрятать тысячи людей. Сжигание надворных строений, зверства стрелков заставили женщин, стариков и детей выбрать более легкую смерть: умирать в дымовом удушье» [16].

 

Таким образом, по предположению С. О. Павленко, «тысячи людей» погибли от удушья в замковых подвалах. Однако, в обнаруженных несколько лет назад археологами подвалах крепости никакие останки людей не найдены. И Павленко это знает. Почему же он пишет об этом? Возможно, по инерции. Надо же как-то тему развивать, коль столько лет своей жизни на неё потрачено. С такой темы так просто уже не соскочить. И может, действительно всё это для чего-нибудь сгодится. Но проливают ли эти рассуждения свет на истинное положение вещей? Конечно же, нет.

 

Однако, вполне возможно, украинский журналист реконструирует таким образом «историю» совсем с другой целью. Ведь в целом смысл подробных рассуждений и подсчётов С. О. Павленко  более-менее понятен. Во-первых, они создают впечатление объективности. Автор стремится максимально приблизиться к истине, учитывая в своих подсчётах малейшие детали. С другой стороны, количество гарнизона и населения не должно быть слишком большим или малым, чтобы не создавалось впечатление очевидного неправдоподобия. Ведь, при вранье чувство меры является особенно важным. Так сказать, врать надо правдоподобно. Иначе говоря, ври, да не завирайся. Поэтому, с одной стороны, 6 тысяч убитых - как-то маловато. А цифра личного состава гарнизона в 23 тысячи вызывает закономерный вопрос: как же они там оборонялись, сидя в «почти неприступной крепости», если её так легко захватил сравнительно небольшой числом чуть ли не в пять тысяч «летучий отряд» А. Д. Меншикова? Ведь с таким количеством наёмников защитники могли разгромить русских и в открытом бою. А если учесть имевшееся у них количество пушек и боеприпасов, то у Меншикова взять Батурин не было никаких шансов, сколько бы он его ни осаждал. 

 

Причём, в этом деле даже измена, если она была, как-то не убеждает. Ясно же, что проникнуть сразу в город русские войска не могли. И если в осаждённом Батурине все его защитники в решающий момент не перепились поголовно, включая всё тех же женщин и детей, появление даже сотни нападавших в городе было бы замечено, а сами нападавшие перебиты. К тому же полковник Чечель, как опытный военный, должен был предусмотреть вероятность измены и тайный лаз в город охранять особенно тщательно. Но ничего этого мы не наблюдаем. Батурин был взят быстро и легко. Потери нападавших – незначительны, хотя С. О. Павленко, ссылаясь на некие шведские источники, называет их около трёх тысяч. Почему?

 

Такое могло быть только в одном случае: если большинство защитников даже  не пытались обороняться. Более того, возможно, хватали и вязали, или просто убивали своих руководителей, помогая драгунам А. Д. Меншикова. И вот тут мы подбираемся к вопросу, который «мазепинцами» даже не ставился, обнаруживая в их методологии принципиально важный для расчётов изъян. И он заключается в том, что, даже если бы численность населения Батурина осенью 1708 года была точно установлена, однозначно ответить на вопрос, так сколько же батуринцев погибло 2 ноября 1708 года, «проанализировав описание Батурина», никак нельзя, так как подобное описание лишь весьма приблизительно может определить, сколько в Батурине МОГЛО быть людей. Не более. Причём, следует учесть, что в Батурине ко времени его штурма могло находиться совсем иное число людей, чем обычно в нём проживало. Но и те, кто там на момент штурма был, совершенно не обязательно должны были погибнуть.

 

Однако, «мазепинцы» пытаются ставить знак равенства между:

 

- проживавшими в Батурине в мирное время местными жителями и теми, кто оставался жить в посаде города, даже несмотря на явную угрозу военных действий;

- теми, кто был в посаде, и теми, кто оказался накануне штурма в крепости;

 

- теми, кто оказался во время штурма в крепости, и теми, кто был там убит.

 

Но это в корне не правильно. Ведь жители могли все остаться в городе, но не в крепости, а в посаде. Однако с таким же успехом они могли уйти подальше от угрозы смерти, как минимум с первыми ядрами, которые долетели из крепости до посада, а может и того раньше. Естественно, они могли оказаться и в самой крепости. Хотя для этого их надо было сильно напугать. Но ещё вопрос, кого они больше боялись – постоянно задиравших их гетманских сердюков или драгун Меншикова? А ссылка на донесение Меншикова Петру о том, что «прочие тутошние жители, убравшись, в замок засели» вместе с сердюками, с учётом его оперативного характера не дают основания полагать, что всё именно так и было. Ведь писалось оно не для «мазепинцев», а командовавшему русской армией царю. Писалось с определённой целью, и она заключалась не в том, чтобы всех поголовно пересчитать.

 

При этом даже знание общего количества пребывавших в Батурине людей, если бы у нас была возможность его вычислить, не даёт ответа на вопрос, так сколько же их  погибло при взятии Батурина и сразу после него, так как проводить знак равенства между общим числом населения и предполагаемым количеством жертв будет, мягко говоря, не совсем корректным. Ведь нам совершенно не известно, где находились жители во время штурма: внутри крепости или в своих домах? А может, предчувствуя трагический сюжет, они благоразумно оставили неукреплённые посад и предместья и укрылись за пределами города? Загнали ли их в крепость накануне её штурма сердюки или предоставили собственной судьбе? Источники об этом умалчивают. И потому все остальные рассуждения на этот счёт – не более чем построенные на слабо обоснованной вероятности исключительно вольные допущения.

 

К тому же следует учесть, что местные жители, проживавшие в посаде Батурина, наверняка получали известия о перемещении русских и шведских войск и вполне могли сообразить, что война вплотную приблизилась к их домам. А с учётом уже известного бегства гетмана, пребывание в Батурине становилось для них просто смертельно опасным. Оставались ли они дома, покорно ожидая своей судьбы, или предпринимали какие-то действия, вплоть до отъезда в более тихие районы к родственникам, сколько их уехало, сколько осталось, что оставшиеся в Батурине предпринимали, чтобы уцелеть,  историкам не известно. Но предположить, что многие из батуринцев покинули город вполне допустимо. Ведь, если судить по рапорту А. Д. Меншикова Петру от 21 октября 1708 года,  предчувствуя грядущие бедствия жители различных городов и местечек «в великом страху от неприятеля и из домов своих совсем убравшись, кой-куда врознь розезжаются». В частности, в Чернигове он обнаружил лишь 150 казаков черниговского полка — «и те ис последних, а ис старшин почитай никого не видим, а которой и появитца, да того ж часу спешит со двора, чтоб убратца и бежать» [17].

 

В связи с этим закономерен ещё один из ключевых вопросов, важных для нашего исторического расследования: было ли большинство погибших в Батурине «мазепинцами»? И однозначного ответа на него тоже нет. Причём, не только потому, что местные жители были не украинцами, а малороссами. Ведь для украинских историков, это как бы одно и то же. А кто является «украинцем» автоматически, по их мнению, должен быть и «мазепинцем». Но это совсем не так.

 

Естественно, традиция мазепинской историографии так вопрос никогда не ставила и тем более не рассматривала. Ведь, согласно одной из исходных её аксиом, мещане Батурина все как один были «мазепинцами» и не собирались покидать города, дабы, если вдруг гетман решит изменить русскому царю (ну а вдруг!), а русские войска подойдут к Батурину, чтобы отомстить ему за измену, они смогли бы принять мученическую смерть во имя будущей украинской независимости, о которой они не знали, но явно догадывались. Понятное дело, что так прямо никто из современных «мазепинцев» не говорит и не пишет, потому что выглядит подобная мысль чрезвычайно глупо, но рассуждают так, словно для них этот вопрос раз и навсегда решён именно в этом ключе.

 

К тому же следует учесть, что гарнизон батуринской крепости состоял из наёмников  - сердюков и компанейцев, которые набирались гетманом не из казаков и местных жителей. При этом местные жители и представители казачества в большинстве своём по отношению к наёмникам были настроены враждебно, в батуринской крепости не жили и защищать её от русской армии не собирались [См.: 18]. Более того, скорее всего, они действительно всячески способствовали её сдаче, как любят писать об «измене» изменников на Украине, помогая Меншикову расправиться с предавшими вместе с гетманом Россию и пытавшимися оборонять Батурин  наёмниками.   

 

В любом случае, исходя из этого, можно сделать вывод, что все многословные рассуждения С. О. Павленко о том, сколько всего было мирных жителей в Батурине на момент его взятия, с подробнейшей детализацией предложенного им обоснования на деле являются примером исторического «сизифова труда», равно как бесполезного, так и бесплодного. Ведь он, вопреки принципу У. Оккама, пытается бесконечно умножать сущности сверх необходимого, заговаривая ими читателя, но не приближаясь к истине. И, наверное, даже не понимая пределов своих возможностей что-либо в данном вопросе доказать.  

 

Впрочем, возможно, за этим приёмом просто скрывается особая «методология», которую следует считать бесполезной лишь в том случае, если не выходить за рамки научного целеполагания. В противном случае, если автор ставит перед собой задачи не научного, а пропагандистского характера, данная система вполне может быть признана по-своему весьма эффективной и для «мазепинцев» полезной, поскольку позволяет им добиваться тех целей, которые для них были бы невозможны, придерживайся они строго научной методологии.

 

Не случайно С. О. Павленко пишет, что у историков имеется «немало второстепенных фактических материалов, на основе анализа которых» можно попытаться  «приблизиться к определению количества жертв царизма» [19].  При этом «второстепенных» - означает, что они являются по своему характеру косвенными и, значит, не могут быть достаточным основанием, чтобы хоть что-то обоснованно утверждать. Тем более, что какая бы численность в результате подобных «расчётов» ни была бы названа, она не является подтверждением того, что:

 

- пребывавшие в батуринской крепости сердюки и казаки не враждовали друг с другом, находясь в постоянном противостоянии, а были все как один сторонниками союза со шведами и жаждали снова оказаться под польским ярмом;  

 

- всё проживавшее до войны население посада Батурина пришло к ненавистным им сердюкам, чтобы в едином порыве разделить их участь и погибнуть за «евровыбор» презиравшего их гетмана;

 

- Меншиков не мог не перебить жителей Батурина, хотя о замыслах Мазепы  они до его измены даже не подозревали и, следовательно, вины гетмана не могли разделить, но тогда он бы не получил от штурма никакого удовольствия. 

 

А ведь эти положения, несмотря на свою отдающую идиотизмом двусмысленность, воспринимаются «мазепинцами» как аксиомы. Следовательно, они больше говорят о них самих, нежели о батуринской истории, так как в ней отражаются их исторические вожделения и национальные комплексы.

 

Какой же вывод из всего этого следует? Полной и подробной информации о численности  населения Батурина и гарнизона батуринской крепости архивы и летописи не дают. И с этим соглашаются все исследователи. А попытки подсчитать количество жителей города, не имея данных переписи или метрических книг, практически неосуществимы и напоминают плетение верёвок из песка. К тому же неопределённость данных по количеству проживающих в Батурине мещан множится на неопределённость спонтанной миграции казаков и местных жителей в условиях войны. А об учёте политических пристрастий казаков и мещан вопрос даже не ставится.

 

Спрашивается: и к какому «определению количества жертв царизма» в Батурине мы с учётом этого можем приблизиться, если разброс их может быть от нескольких десятков до десятков тысяч? Ответ прост: к любому. Надо только в выбранную цифру поверить и найти тех, кто эту веру разделяет, дабы упиваться своим единогласием, заражая своей верой других. Но к научному дискурсу это уже не будет иметь никакого отношения.   

Литература и примечания     

1. Скворцов К. К годовщине Батуринской комедии [Электронный ресурс] / К. Скворцов. – Режим доступа: http://www.rusk.ru/st.php?idar=110769

2. Там же.

3. Талергоф и Терезин - концентрационные лагеря, созданные властями Австро-Венгерской империи в начале Первой мировой войны, куда были депортированы по доносам поляков и украинофилов жители Галиции и Буковины, считавшие себя русинами или симпатизировавшие России

4. Ющенко пишет в Европарламент письмо о Бандере [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://vlasti.net/news/82750

5. Кочегаров К. А. Измена И. Мазепы и политика русского правительства на Гетманщине [Электронный ресурс] / К. А. Кочегаров. – Режим доступа: http://www.portal-slovo.ru/history/40241.php?PRINT=Y

6. Сушинський Б. I.  Гетьман Мазепа: повернення  до Батурина. Роман-есе / Б. І. Сушинський. Одесса, 2001. -  С. 38.

7. Павленко С. О. Иван Мазепа [Электронный ресурс] / С. О. Павленко. – Режим доступа:  http://krotov.info/libr_min/16_p/av/lenko_06.htm

8. Павленко С. «Тот город со всем сожгли» Батуринская трагедия 1708 г.: факты и домыслы [Электронный ресурс] / С. Павленко. – Режим доступа: http://www.day.kiev.ua/192545/

9. Павленко С. Штурм Батурина: новые подробности и старые схемы [Электронный ресурс] / С. Павленко. – Режим доступа: http://www.day.kiev.ua/256661

10. Павленко С. «Тот город со всем сожгли» Батуринская трагедия 1708 г.: факты и домыслы.  

11. Там же.

12. Там же.

13. «There are three kinds of lies: lies, damned lies, and statistics» (англ.). Изречение, которое Марк Твен в «Главах моей биографии» приписал английскому премьер-министру Б. Дизраэли.

14. Павленко С. Не батуринская комедия, а трагедия! [Электронный ресурс] / С. Павленко. – Режим доступа:  http://chernigiv.info/ru/index.php?module=pages&act=page&pid=1626

15. Павленко С. Ук. соч.

16. Павленко С. «Тот город со всем сожгли» Батуринская трагедия 1708 г.: факты и домыслы.

17. Письма и бумаги императора Петра Великого. - С. 857.

18. Артамонов В. А., Кочегаров К. А. , Курукин И. В.  Вторжение шведской армии на Гетманщину в 1708 г. Образа и трагедия гетмана Мазепы / В. А. Артамонов, К. А. Кочегаров, И. В. Курукин. – СПбг.: Общество памяти игумении Таисии. - С. 52.

19. Павленко С. Ук. соч.

 

hr


Регистрация

Свежие заметки

  В СМИ обсуждают новую фишку в "прямой линии" президента РФ с губернаторами. Типа  Владимир Путин стал по-новому...

...

  В годы перестройки в советских СМИ очень хвалили шведский социализм - социализм с умом и. что самое главное, с...

...

  Как мне нравится американский подход в отношениях с РФ. Так, когда в ответ на их голословные обвинения российская сторона...

...