ПЕРЕПИСКА ПЕТРА I КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК ПО БАТУРИНСКОЙ РЕЗНЕ (окончание)

Что касается реальности, с которой действительно нужно считаться, отметим, что своеобразные похвалы, которые расточает С. О. Павленко по отношению к тактике Петра, на деле должны скрыть настоящий ответ на вопрос: почему Карл XII и Мазепа проиграли Петру, вопреки своим расчётам? Понятно, что это произошло потому, что народ Украины поддержал тогда русского царя, а не гетмана. Но как такое могло произойти? Как малороссы могли предпочесть «украинскому патриоту» Мазепе Петра? У «мазепинцев» получается одно из двух: либо они были патологически глупы и, поддержав Петра,  не понимали своего счастья, либо русский царь запугал их своим «ошеломительным» террором до такой степени, что им ничего другого не оставалось, как истреблять шведов где только можно. А поскольку обижать народ подозрениями в глупости даже «мазепинцы» стараются избегать по возможности, им ничего другого не остаётся, как довольствоваться тем, что русский царь ошеломил своих врагов неслыханной жестокостью и, благодаря этому, одержал над ними верх.

 

Однако сия позиция является абсолютно неправильной и для нас крайне вредной, поскольку не только не соответствует действительности, но и настраивает на такое представление, согласно которому в войне побеждает тот, кто проявит бóльшую жестокость. На самом деле жестокость, которую продемонстрировали во время Северной войны шведские войска, ничем не уступала описанию «батуринской резни» с той разницей, что «батуринская резня» была сочинена Мазепой в ходе «войны перьями», а шведы жгли русские города Украины и истребляли малороссов по-настоящему. А значит, настоящий ответ заключается в другом. В том, что не учитывает и не понимает современная украинская «элита» - в историческом единстве русских и украинцев, которое нельзя исчерпать общностью веры. В их общерусском единстве. Единстве, несмотря на имеющуюся разность. Единстве, которое «мазепинцы» не хотят ни понять, ни принять. Ведь для них Петр - «кат» (палач) и всегда ненавидел Украину, а, значит, вполне мог преподать украинцам подобный урок.

 

Впрочем, напомним, что из конкретных старшин, перебежавших к Карлу, а затем пришедших с повинной обратно, «кат» Петр I почему-то не казнил никого. Более того, он даже не лишил их своих должностей, дав им возможность искупить свою вину в войне против шведов. И Данило Апостол, и Игнат Галаган, и Павло Полуботок как были полковниками, так ими и остались. Даже получили новые «маетности». Другие старшины, бежавшие с Мазепой, но вернувшиеся также не пострадали. О том, что такая позиция Петра I не случайна, свидетельствуют его указы от 1-го, 7-го и 10-го ноября 1708 года с обещанием полной амнистии тем, кто вернется. И Петр I сдержал свое слово. Более того, и тех представителей казацкой старшины, что перебежали на его сторону только в 1709 году после Полтавы, он не казнил, заменив казнь ссылкой. А в 1714 году объявил амнистию изменившим ему «мазепинцам» и вернул их семьи из ссылки [16].

 

Но, спрашивается, почему тогда Петр милует старшин, виновных в измене и перебежавших к Карлу XII, но приказывает зверски убивать невиновных; тех, кто не знал о готовящейся измене гетмана и за ним не пошел? Где тут логика? А она, видимо, и не нужна. Ведь для каждого патриота Украины должно быть ясно, что Петр с детства не любил Украину, значит, и казнить украинцев ему было в радость [См.: 17].

 

Спрашивается, зачем это было сделано? Зачем устраивать бойню тех, кто даже не знал об измене своего гетмана? Ведь крепость была взята довольно быстро, а, значит, сопротивление можно считать незначительным. В противном случае А. Д. Меншиков, не располагая ни большой численностью войск, ни средствами, необходимыми для взятия крепости, не смог бы взять Батурин даже при благоприятных обстоятельствах. И тому доказательством является хотя бы оборона Полтавы, когда четырехтысячный гарнизон три месяца успешно оборонял крепость от сорокатысячной армии шведов. Ответ прост: по словам украинских историков, резней в Батурине русские хотели запугать украинцев, выставляя, где только можно отрезанные головы батуринцев [См.: 18]. В результате, «Украина не отваживалась и пошевельнуться против Москвы» [19], и её «парализованное от ужаса» население не смогло организовать сопротивление русским войскам. Правда, при этом, малороссы почему-то яростно набросились на шведов, вредя им и истребляя их, где только можно. 

 

Кроме того, никаких российских документов - донесений, указов, протоколов, жалоб, свидетельств, писем, где было бы зафиксировано массовое избиение населения, либо подтверждалась указанная украинской стороной цель устрашения, обнаружено не было. Что, по меньшей мере, странно. Ведь, если российская сторона захотела запугать украинцев, то следовало бы об этом «акте устрашения» известить всех. Не сообщают о таких документах и украинские историки, предпочитая ссылаться на «Историю Русов».

 

Однако лучше в таких случаях ссылаться на документы. А из них можно узнать следующее. В письме к своему генерал-адъютанту Ф. Бартеневу от 5 октября 1708 года царь велел объявить драгунам, что в случае, если кто из них местным жителям «учинит какую обиду, и таковых велите вешать без пощады» [20]. Во исполнение этого А. Д. Меншиков издал свой указ, где говорится, что даже за отобранную у селян курицу его драгуны будут «лишены чести и живота» [21]. Неудивительно, что «документы той поры не сохранили жалоб населения на обиды, чинимые солдатами и офицерами [русской армии – А. С.], в тоже время как шведы на земле своего «союзника» мародерствовали столь же свирепо, как в Польше и Саксонии» [22].

 

Исключение представляет эпизод грабежей и мародёрства в Ромнах, после которого царь издал специальный указ о расследовании случившегося и казни виновных в этом офицеров и солдат [См.: 23]. Но более о злоупотреблениях со стороны представителей русской армии в период военных действий документы не сообщают. Возможно, поэтому «мазепинцы» предпочитают этот вопрос обходить стороной, акцентируя внимание на другом.  

 

В этих условиях, естественно, главным объектом обвинений стал российский полководец А. Д. Меншиков, которому «мазепинцы» не могут простить столь удачной военной операции, что перевернула ход Северной войны и в значительной степени предопределила полтавскую викторию, став одним из основных звеньев в цепи последующих русских побед.  На него же «повесили» и «Лебедин».               

 

«Имя Меньшикова занимало особое мѣсто и в той агитацiи мазепинцев, что развернулась широко, главным образом заграницей, послѣ бѣгства и смерти Мазепы, - пишет известный историк Н. И. Ульянов. - Ему приписывалось угнетенiе украинцев, даже при помощи "всемогущей астролябiи, которой дотолѣ во всей Руси не бывало и перед которою все было безмолвно, почитая направленiе и дѣйствiе ея магнита божественным или мистическим произведенiем".

 

Звѣрства царскаго любимца не ограничились по увѣренiю "Исторiи Русов", батуринскими избiенiями, но распространились на тѣх чиновников и знатных казаков, что не явились "в общее собранiе" для выборов новаго гетмана. Они, по подозрѣнiю в сочувствiи Мазепѣ, "отыскиваемы были из домов их и преданы различным казням в мѣстечкѣ Лебедино, что около города Ахтырки". Казни были, разумѣется, самыя нечеловѣческiя, а казням предшествовали пытки "батожьем, кнутом и шиною, т. е. разженым желѣзом водимым с тихостiю или медленностью по тѣлам человѣческим, которыя от того кипѣли, шкварились и воздымались".

 

Жертвами таких истязанiй сдѣлалось, якобы, до 900 человѣк. Сейчас можно только удивляться фантазiи автора, но на его современников картина меньшиковских звѣрств производила, надо думать, сильное впечатлѣнiе. Им неизвѣстно было, что число единомышленников Мазепы ограничивалось ничтожной горстью приближенных, что не только не было необходимости казнить людей по подозрѣнiю в сочувствiи гетману, но и тѣ из заговорщиков вродѣ Данилы Апостола и Галагана, которые, побыв с Мазепой в шведском станѣ, вновь перебѣжали к Петру, - не были ни казнены, ни лишены своих урядов. Данило Апостол сдѣлался впослѣдствiи гетманом. Дано было согласiе сохранить жизнь и булаву самому Мазепѣ, послѣ того, как он, пробыв нѣкоторое время в шведском стану, дважды присылал к Петру с предложенiем перейти снова на его сторону, да привести заодно с собой короля Карла и его генералов. От Мазепы перебѣжали в 1709 г. - генеральный есаул Дмитр Максимович, лубенскiй полковник Зеленскiй, Кожужовскiй, Андрiан, Покотило, Гамалiя, Невинчаный, Лизогуб, Григорович, Сулима. Несмотря на то, что всѣ они вернулись послѣ срока назначеннаго Петром для амнистiи, и явным образом отвернулись от гетмана в силу того, что безнадежность его дѣла стала очевидной - Петр их не казнил, ограничившись ссылкой в Сибирь. Можно ли повѣрить, чтобы милуя таких "китов", он занимался избiенiем плотвы?» [24]

 

При этом в свете однозначно отрицательного отношения автора «Истории Русов» и его современных апологетов к Петру и Меншикову довольно забавно выглядят похвалы, которые расточает автор «Истории Русов» генерал-фельдмаршалу Б. П. Шереметьеву по поводу его уважительного отношения к малороссам, противопоставляя его Меншикову. Однако, на самом деле эти похвалы должны относиться к российскому монарху, поскольку действия Шереметьева вытекают из  неукоснительного выполнения приказов русского царя относительно отношения к малороссам. «"Надобно драгунам учинить заказ под потерянием живота, дабы они черкассам обид не чинили; и ежели кто им учинит какую обиду, и таковых велите вешать без пощады", — предписывал самодержец своим полководцам»,  - пишет по этому поводу А. С. Каревин [25]. И в этом смысле его обращение к народу Малороссии, в котором Пётр утверждал, что за причинённые обиды малороссам российские солдаты и офицеры заплатят жизнью, не являлось пиаром и показывало, что в данном вопросе у него слово не расходилось с делом. О чём сообщалось Петром в указе от 6 ноября 1708 года [26].

 

Известно также, что русский царь не ограничился этим, приняв меры по существенному ослаблению сложившегося под руководством Мазепы «козацкого ига», когда гнёт старшины по отношению к малороссам  прикрывался «колониальной политикой Москвы». В частности, 28 октября царским указом были отменены «аренды [27] и многие иные поборы», которые Мазепа «наложил на Малороссийский народ, будто на плату войску, а в самом деле ради обогащения своего» [28]. При этом царь, увеличив жалованье запорожским казакам, приказывал великороссийским военачальникам обращаться с казацкой старшиной «сколько возможно ласкаво» [См.: 29].

 

Так что слова царя: «можем непостыдно рещи, что ни который народ под солнцем такими свободами, и привилеями, и вольностью похвалитись не может, как, по Нашей, Царского Величества, милости, малороссийский» - в свете этого не выглядят издевательством, и таковым тогда не воспринималось. Ведь Пётр  там же объяснял и причину этого: «ибо ни единого пенезя в казну Нашу во всем Малороссийском крае с них брать Мы не повелеваем, но милостиво их призираем, с своими войски и иждивении Малороссийский край, святые православные церкви и монастыри, и города, и жилища их от бусурманского и еретического наступления обороняем» [30]. Иначе говоря, благодаря отношению российской власти, на Украине тогда сложился своеобразный вариант офшорной зоны, когда в российскую казну  деньги из Украины не поступали. И продолжалось такое льготное положение вплоть до 1764 года, когда был упразднён Гетманат.   

 

Кстати, аналогичные сведения об отношении Петра к «черкасам» мы находим и у Н. И. Костомарова, когда он, рассказывая о финансовых проблемах воюющей со Швецией России и мерах Петра по наполнению казны, затрагивает уже упоминавшийся нами вопрос о государственной монополии на производство и распространение алкоголя. Причём, речь в них идёт о событиях после Полтавы, то есть тогда, когда, согласно логике «мазепинцев»  у русского царя необходимость в поддержке его политики малороссами уже как бы отпала. «Во всем государстве запрещено было, невзирая ни на какое звание, приготовлять вино, а непременно брать из царских кабаков. То была новая тягость для народа, только малороссияне были избавлены от нее. Не только в самой Гетманщине, но и в великорусских краях, где они поселились, дозволялось им свободное винокурение. Петр ласкал малороссийский народ и освобождал его от поборов, таким гнетом падавших на великороссиян. Марта 11-го 1710 года манифестом царь строго запретил великорусским людям делать оскорбления малороссам, попрекать их изменою Мазепы, угрожая в противном случае жестоким наказанием и даже смертною казнью за важные обиды» [31]. И получается, что, не доверяя жадной и склонной к изменам казацкой старшине, Петр своими мерами, насколько было возможно в тяжёлое военное время, всячески способствовал смягчению тягот простого населения на украинских землях и ограничению произвола  над ними «значного» казачества.      

 

В свете этого, следует подчеркнуть, что анализ исторических документов неизбежно подводит к мысли, что «батуринская резня» «(если бы она действительно имела место) не только не являлась целесообразной, но и противоречила политике царского правительства» [32]. Действительно, она совершенно не вписывается в общую политику русского царя и его подчинённых во время военных действий на Украине, не соответствует логике событий, не подтверждается приказами и действиями командиров. Ведь командующие русскими войсками не просто издавали приказы по армии, запрещавшие насилие над местными жителями, но принимали соответствующую систему мер по его повсеместному недопущению.  

 

Да, Пётр I был очень противоречивой личностью, и роль его в истории не проста: великий государственный деятель, он сделал могучей Россию, но полностью закрепостил ее народ; царь-работник, он  освоил 14 профессий, но при этом собственноручно рубил головы мятежным стрельцам. Его преобразования и Северная война потребовали неимоверных усилий всего народа. Он загубил многие жизни, был царем-катом, лишний раз подтвердив мнение, что великие преобразования делаются на большой крови. Но он не был палачом украинского народа. У Украины своих палачей хватало. И Мазепа был среди них одним из первых. По мнению Н. И. Костомарова, в отличие от Мазепы, Пётр любил свою страну, «любил русский народ, любил его не в смысле современных и подвластных ему русских людей, а в смысле того идеала, до какого желал довести этот народ; и вот эта-то любовь составляет в нем то высокое качество, которое побуждает нас, мимо нашей собственной воли, любить его личность, оставляя в стороне и его кровавые расправы, и весь его… деспотизм» [33]. 

 

Впрочем, у «мазепинцев» осталось ещё одно «доказательство». И мы его в заключении анализа документов, касающихся непосредственно русского царя приведём. Так, в «Журнале» Петра по поводу взятия Батурина была сделана следующая запись: «город Батурин (где Мазепа изменник имел свою резиденцию) достали не со многим уроном людей, и первых воров полковника Чечеля и генерального есаула Кениксека с некоторыми их единомышленниками взяли; а прочих всех побили, и тот город со всем сожгли и разорили до основания» [34].

 

Следует отметить, что эта цитата – одна из самых любимых «мазепинцами» цитат, носящая как бы исчерпывающий характер, после которого уже ничего доказывать не надо, поскольку вроде всё итак ясно. Ведь если в «Журнале» Петра записано, что «прочих всех побили, и тот город со всем сожгли и разорили до основания», то какие ещё нужны доказательства? Однако, уточним, что в данном тексте под «прочими» понимают не всех жителей, а только «единомышленников» Чечеля и Кенигсека: «первых воров полковника Чечеля и генерального есаула Кениксека с некоторыми их единомышленниками взяли; а прочих всех побили». А таковых могло быть совсем немного. Поэтому считать на основании данной записи в «Журнале» Петра проблему «геноцида» в Батурине доказанной не представляется возможным. А потому, в заключении приведём цитату из сообщения А. Д. Меншикова, написанного  по просьбе Петра I для «Гистории Свейской войны»: «По двучасовом бою оную фартецию взяли, в которой воров многих побили, а достальных живьем побрали, между которыми и старшин» [Цит. по: 35]. Таким образом, хотя «факт» массовой резни в Батурине в Украине считается бесспорным, поскольку давно и прочно внедряется в массовое сознание, мы можем констатировать, что строится он  целиком на непроверенных слухах, на основе которых столь односторонних и категоричных выводов делать нельзя. 

 

Литература и примечания


16. Крупницький Б. Д. Гетьман Мазепа та його доба / Б. Д. Крупницький. – К. : Україна, 2003. – С. 173.

17. Штепа П. Московство / П. Штепа. - Дрогобич: Видавнича фірма «Відродження», 1997. – с. 48-59. (В данном случае речь идет  о 6-й главе из монографии известного украинского "митця и науковця" из Канады Павло Штепы «Московство» под названием «Жорстокість москвина», в которой Петру I отводится особо почётное место)

18. Павленко С. Ук. соч.

19. Грушевский М. Иллюстрированная история Украины с приложениями и дополнениями / Составители И. И. Брояк, В. Ф. Верстюк / М. С. Грушевский. – Донецк: ООО ПКФ «БАО», 2006. – С. 397.

20. Письма и бумаги императора Петра Великого. - С. 181.

21. Письма и бумаги императора Петра Великого. Т.VIII. (июль-декабрь 1708 г.). — Вып. 2. — Москва-Ленинград, 1948.- С. 749.

22. Павленко Н. И. Полудержавный властелин. Ист. Хроника о жизни сподвижника Петра Первого А. Д. Меншикова / Н. И. Павленко. – М.: Политиздат, 1991. – С. 125.

23. Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. IX. - Вып. 1. - С. 10.

24. Ульянов Н. И. Происхождение украинского сепаратизма / Н. И. Ульянов. – М.: Индрикс, 1996. –  С. 116-118.

25. Каревин А. Выдумка старого гетмана. Необычный взгляд на «Батуринскую резню» [Электронный ресурс] / Александр Каревин. – Режим доступа: http://svandrej.at.ua/news/2009-08-29-16

26. Письма и бумаги императора Петра Великого. — С. 283.

27. отдача на откуп винной, дегтярной и табачной торговли.

28. Письма и бумаги императора Петра Великого. — С. 245.

29. Каревин А. С. Ук. соч.

30. Письма и бумаги императора Петра Великого.— С. 282..

31. Костомаров Н. И. История России в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. – М.: Изд-во Эксмо, 2004. – С. 664.

32. Каревин А. С. Ук. соч.

33. Костомаров Н. И. Ук. соч. – С. 767. 

34. Журнал или Поденная записка блаженные и вечно достойные памяти государя императора Петра Великого с 1698 года даже до заключения Нейштатского мира. - СПб.. 1770. Ч. 1. – С. 179.

35. Кочегаров К. А. Измена И. Мазепы и политика русского правительства на Гетманщине [Электронный ресурс] / К. А. Кочегаров. – Режим доступа:  http://www.portal-slovo.ru/history/40241.php?PRINT=Y

 

hr


Регистрация

Свежие заметки

  В СМИ обсуждают новую фишку в "прямой линии" президента РФ с губернаторами. Типа  Владимир Путин стал по-новому...

...

  В годы перестройки в советских СМИ очень хвалили шведский социализм - социализм с умом и. что самое главное, с...

...

  Как мне нравится американский подход в отношениях с РФ. Так, когда в ответ на их голословные обвинения российская сторона...

...