С КЕМ МАЗЕПА СОБИРАЛСЯ "ДРУЖИТЬ" И НА КАКИХ УСЛОВИЯХ?


Андрей В. СТАВИЦКИЙ

 

(Серия "Мифы Украины: Мазепа")

 

(окончание)

 

Итак, как уже отмечалось ранее, в данном вопросе украинские историки расходятся. Одни утверждают, что И. С. Мазепа выступил против Петра I  лишь, когда тот, выведя из Украины русскую армию, фактически оставил её на поругание шведам, и тогда, как сказано было на одном учебном семинаре, «чтобы не допустить опустошения Украины, Мазепа решил отдаться шведам». Другие же историки настаивают на том, что Мазепа с самого начала боролся с Россией, до поры, до времени скрывая свои замыслы от Петра [15, С. 81-124].

 

Впрочем, такое явное противоречие, на самом деле кажущееся, так как вытекает из того, что эти национально мыслящие историки в рамках общей программы «отмывания» Мазепы от «грязи истории» преследуют разные цели. Одни стараются показать Мазепу как борца против «империалистической России», мечтающего о свободе Украины и последовательно идущего к своей цели на протяжении всего периода гетманства [16, С. 153]. Другие – представляют его как невинную жертву царского произвола, перекладывая  вину за действия Мазепы на русского царя.

 

Причём, согласно первой версии, Мазепа – государственник, видящий в России исконного врага, но, будучи достойным учеником Макиавелли [15, С. 99],  до поры до времени, действующий втайне. По второй версии, он – невинная жертва, которого на активные действия против России вынудили исключительно злокозненные поступки царя Петра [17, С. 299].

 

В результате этой игры смыслов, образ Мазепы изначально воспринимается двояко: как борца и жертвы одновременно. Но в зависимости от необходимости, в разной аудитории и ситуации, более актуализируется одна из сторон «образа». И тогда  можно сказать либо: «Вот как надо бороться с колонизаторами! Ради свободы своей Батькивщины любые средства хороши»; либо: «Мазепа тоже хотел дружить с Россией, и был честен с Петром. И что из этого вышло? Стоит ли повторять его ошибки сегодня?»     

 

Впрочем, не будем спорить о том, можно ли считать переход И. С. Мазепы на сторону шведов изменой и хорошо ли изменять тому, кому ранее присягал. Ведь, если бы офицеры Советского Союза, чьи части были расположены на территории Украины, не присягнули бы ей в 1991-м году, у Украины не было бы сейчас ни своей армии, ни своего флота. Но вопрос: послужил ли переход Мазепы на сторону шведов благу Украины? Привёл ли он к улучшению жизни ее народа? Украинские историки одобряют  этот шаг, объясняя его так: «После победы шведов над Россией Украина должна была стать независимым государством» [18]. Но правда ли это? И не только потому, что, как мы сегодня знаем, в данное утверждение изначально закладывается невозможная вероятность – шведы не победят. Дело - в другом. Ведь договоров, заключённых Мазепой в период Северной войны с врагами России, было два.

 

Первый был заключен со Швецией, и она действительно признавала независимость Украины. Но по второму договору между Украиной и союзницей Швеции Речью Посполитой, заключённому в начале 1708 года, Левобережная Украина (Киевщина и Черниговщина) снова должна была войти в её состав [13, С. 168]. А, значит, поляки опять попытались бы вернуть своё влияние в Украине. Снова бы начались притеснения, а, возможно, и ополячивание и захваты православных храмов униатами. Снова предпринимались бы попытки вернуть и власть, и земли, утраченные в Украине, которые поляки считали своими по праву.

 

Примечательно, что о заключении второго договора в Украине сейчас стараются не вспоминать. А если упоминают, то вскользь и с сомнением. Так, в частности, С. О. Павленко возводит его в разряд очередного «российского мифа», настаивая на том, что в данном случае речь идёт о явной подделке, выполненной по приказу Петра I.

 

 

 

Действительно, согласно имеющимся сведениям, в захваченном Батурине был найден, а позднее опубликован документ [См.: 19, С. 50], аналогичный тому, что был издан в Амстердаме. Однако основной аргумент С. О. Павленко по этому поводу заключается в том, что Пётр упоминает о сговоре между польским королем Станиславом Лещинским и Мазепой ещё до захвата Батурина, из чего он делает вывод, что российский царь мог знать о договоре лишь в том случае, если сам был причастен к его изготовлению [15, С. 179-193]. И этот аргумент мог бы звучать весомо, если не учитывать, что к тому времени у Петра уже было достаточно информации, чтобы понять, что же произошло. Но поскольку жестокость скорее совместима не с умом, а с коварством, С. О. Павленко считает такой довод неприемлемым. Исходя из этого, по его мнению, те документы, которые есть в российских архивах, также, за редким исключением, недостойны доверия «историка-мазепинца»  [См.: 20].      

 

Кстати, надо отметить, что такой подход к историческим документам, находящимся в российских архивах, для «историков-мазепинцев» довольно типичен. Для них эти документы либо – «свідома брехня» [15, С. 5], либо просто несущественны. В любом случае в них нет потребности [См.: 12], так как их крайне трудно использовать в духе апологетики Мазепы. Ведь эти документы не подходят, потому что «не работают»  на заявленный «мазепинцами» образ.

 

Однако, в данном случае мы не будем категоричны, так как  исследующие этот документ историки вправе подвергнуть его сомнению. Ведь подлинник документа, изданного в 1740-м году в Амстердаме под названием «Союз между Польшей и Мазепой» сыном историка Г. Адлерфельда в качестве приложения к 4-му тому «Военной истории Карла XII, короля шведов», не сохранился [21]. Но основные статьи его совпадают с другим текстом договора, который в шведской редакции назывался «Союз короля Карла ХII, короля Станислава и полководца Мазепы». Помимо этого существуют также свидетельства, что «секретарь походной канцелярии Карла XII Шонстрем, несомненно, ознакомленный с уничтоженными после Полтавы секретными документами», утверждал, «что Мазепа должен был вернуть всю Украину полякам, взамен получив княжество, созданное из Витебского и Полоцкого воеводств Белоруссии» [22, С. 201].

 

 

 

Об этом же, как о факте, само собой разумеющимся пишет польский историк Ю. Фельдман [См.: 23, S. 304-305]: «В следующем [1708] году его [Мазепы] посланец заключил договоры с Карлом и Лещинским, с первым чисто военного характера, со вторым политического. Вся Украина с Северщиной, и Киевшиной, Черниговщиной и Смоленщиной должна была вернуться в Речь Посполитую. ... Самому Мазепе была обещана награда в виде удельного княжества вроде Курляндии, выкроенного из воеводств витебского и полоцкого» [24]. Аналогичную информацию сообщает и Г. Адлерфельд, ссылку на которого делает Н. И. Костомаров [См.: 25, С. 229]. Да и сам Мазепа в своём письме С. Лещинскому, перехваченном русскими драгунами [Цит. по: 26, С. 655], не оставляет возможности трактовать его отношение к польскому королю как к господину, обращаясь к нему «верный подданный и слуга наинизший Ян Мазепа, гетман» [27].      

 

 

 

 

К тому же стоит элементарно задаться вопросом: будет ли выступавшая посредником между Мазепой и Карлом Польша оставаться в стороне, предоставив отделившейся от России Украине независимость или напомнит, что большая её часть была в своё время отторгнута от Речи Посполитой после восстания Богдана Хмельницкого? Неужели польские магнаты и шляхта упустят свой шанс вернуть украинские земли обратно, используя шведов в борьбе с Россией как таран? 

 

Недаром, понимая это, и Б. Крупницкий, и А. Оглоблин, в отличие от С. О. Павленко, не подвергали сомнению подлинность данного договора не только по причине совпадения всех трёх его редакций, но и потому, что он был в духе того времени и сообразно с представлениями о будущем Украины и основного союзника Швеции, и посредника в переговорах между Карлом и Мазепой  – Речи Посполитой [См.: 28, С. 279; 5, С. 155]. По ним «гетман обязался передать Польше всю Украину вместе с Северщиной, Киевом, Черниговом и Смоленском» [5, С. 155]. И поскольку отрицать сходство этих текстов невозможно, «мазепинцам» остаётся лишь настаивать, что И. С. Мазепа подписал с польским королем Станиславом Лещинским не договор, а своеобразную декларацию о намерениях, тем самым утверждая, что гетман не собирался отдавать Польше Украину, но лишь обещал это, чтобы получить от Лещинского поддержку [5, С. 156].  Иными словами – снова обманывал, так как для него договор с Польшей «залишався тільки дипломатичним інструментом, вигідним для Мазепи» [29]. При этом изначальная сложность замысла гетмана заключалась в том,  что он «повинен був зберегти таємницю не лише від старшини, але також і від Польші, яка б не погодилась на незалежність України» [29].

 

Надо сказать, что доводы замечательные. Только ведь ясно, что поляки рано или поздно узнали бы об этом. И что было бы тогда? Чьё бы влияние на шведского короля перевесило: Мазепы или Лещинского?  И как поступили бы победители с тем, кто их пытался обмануть? Неужели непонятно?  

 

Кстати, этот аргумент «мазепинцев» сильно напоминает другой исторический эпизод, когда деятели Украинской Центральной Рады, обещали Германии при заключении сепаратного мирного договора в 1918-м году в обмен на военную помощь и разгром Советской власти в Украине обеспечить продовольствием немецких солдат. И тогда  Центральная Рада тоже, как позже выяснилось, выполнять обещанное не собиралась, хотя немцы свои обязательства по условиям договора, прогнав большевиков, выполнили. И когда обман руководителей Центральной Рады выяснился, немцы её тут же прихлопнули, заменив Раду М. Грушевского на Гетманат П. Скоропадского.

 

Конечно, обещать всегда легче, чем обещанное выполнить. Ведь  обещать,  как говорят на Украине, не значит, жениться. И чего не сделаешь, чтобы получить сиюминутную выгоду? Но все-таки лучше думать о  возможных последствиях. Тем более, если силы не равны. А нам остаётся только восхищаться способностью любого языка порождать всё новые смыслы и интерпретации, и удивляться тому, как тонко чувствуют сегодня в Украине психологические мотивы политики И. С. Мазепы спустя триста лет. Особенно там, где касается обмана. Был бы в них интерес. А интерес, безусловно, есть.

 

И, значит, второй договор с Речью Посполитой был всё-таки подписан на условиях, схожих с Гадячским договором 1658-го года. По нему Украина должна была войти в состав Польши. И тогда спрашивается,  действительно ли И. С. Мазепа желал Украине блага, хотел ли видеть её независимой, если возвращал Польше? В пользу этого, казалось бы, говорит пламенное обращение И. С. Мазепы к казакам, предложенное в школьном учебнике и списанное с «Истории Русов»: «Отплатим москалям за насилие над нами, за нечеловеческие муки и обиды, причиненные нам! Пришло время сбросить ненавистный гнет и нашу Украину сделать свободным, самостоятельным государством!» [18, С. 120].

 

Но был ли украинский народ свободным? «Новые паны» во главе с И. С. Мазепой захватили все земли и почти всех украинских крестьян, сделав их крепостными. Ещё до Северной войны гнёт был настолько сильным, что заговорили о «козацком иге». По мнению Н. И. Костомарова «Малороссия не пошла за своим старым гетманом», потому что «интересы простонародной массы были противоположны интересам старшин и вообще богатых и значных людей казацкого сословия. Последние понимали вольность в таком смысле, чтобы привилегированный класс, вроде польской шляхты, управлял своей страною и пользовался ее экономическими силами на счет остального народа, так называемой черни, а простонародная громада хотела полного равенства, всеобщего казачества» [30, С. 658-659].

 

 

 

 

И станет ли Украина свободной, войдя в состав Польши? Или опыт пребывания в её составе до Богдана Хмельницкого ничему малороссов не научил? О какой же свободе  говорил И. С. Мазепа? Конечно не о свободе простых казаков  и крестьян, а о свободе старшины хозяйничать на Украине, ни с кем не делясь и ни перед кем не отчитываясь. Потому-то народ его и не поддержал. Не благо народа его интересовало, а собственное. Не ради блага Украины сделал гетман И. С. Мазепа свой выбор, а чтобы не потерять свою власть. Не независимость ожидала Украину в результате успешности его действий, а очередная смена хозяина. Не Пётр отрекся от Украины, заставив Мазепу перейти на сторону шведов, а Мазепа изменил союзу с Россией, подписав тайные договоры с её врагами к собственной выгоде задолго до прихода шведов, возбуждая в малороссах ненависть к России. Таким образом, он предал не только Россию, но и свой народ, который, по мнению современных украинских историков, не понял, не оценил светлые, благородные помыслы его правителя, публично «мечтавшего» видеть страну независимой и свободной, а народ процветающим и счастливым. Но расчеты И. С. Мазепы не оправдались. Кто же помешал ему? Народ? Церковь? Старшина? Пётр? История? Или он просто не смог хорошо «станцевать» свою последнюю историческую партию, потеряв голову?     

 

 

В любом случае, что бы ни замышлял Мазепа, заключая т. н. «украино-шведский договор», он не выполнил ни одного его положения, давая пример современным политикам поступать точно также, сейчас и в будущем, и закладывая основы той дипломатической традиции, которая Украину только позорит.

Библиография и примечания

 


15. Павленко С. Міф про Мазепу / С. Павленко. – Чернiгiв: Сiверянська думка, 1998. - 248 c.

16.Борщак І., Мартель  Р. Іван Мазепа. Життя й пориви великого гетьмана / Ілько Борщак, Рене Мартель; Пер. з фр. М.Рудницького. - К.:Свенас, 1991.- С. 153.

17. Ефименко А. Я. История украинского народа / Сост. и авт. ист. биогр. очерка В. А. Смолий; Примеч. Н. И. Яковенко. – К.: Либидь, 1990. – 512 с.: ил.

18.Мисан В. Рассказы по истории Украины / Виктор Мисан. - К.: Генеза, 1997. – С. 120. ( Стоит уточнить, что в данном случае мы имеем дело с нормальным заблуждением, согласно которому полная независимость является главным условием народного благосостояния и приводит к нему, по сути, автоматически. В результате, обычно, первое просто подменяет собой второе и сводится к очередному переделу власти и собственности в пользу пришедшей под флагом борьбы за независимость и социальную справедливость новоявленной политической верхушки, которая, взяв власть, тут же о благосостоянии  народа забывает)   

19.Договор, заключенный между Королем Польским и Мазепою // Бутурлин Д. Воен. история походов россиян в XVIII столетии. СПб, 1821. – Т.3, Ч. 1. – с. 50.   

20.  Павленко С. Мазепа – не гетьман–державник? [Электронный ресурс] / Сергей Павленко. – Режим доступа:nttp://tdcse.iatp.org.ua//

21.Густав Адлерфельд был убит во время Полтавской битвы пушечным ядром возле носилок Карла XII. Его дневник был переработан и издан его сыном в 1740 году в Амстердаме под заглавием «Histoire militaire de Charles XII, roi de Suéde, depuis l’an 1700 jusqu'à la bataille de Pultawa en 1709, écrite par ordre exprés de Sa Majesté par Mr. Gustave Adlerfeld, Chambellan du Roi» («Военная история шведского короля Карла XII с 1700 г. до Полтавской баталии 1709 г., написанная королевским камергером Густавом Адлерфельдом по личному приказу Его Величества»).

22. Бузина О. Тайная история Украины-Руси. – К.: Довіра, 2007. – 319 с.

23.Feldman J. Polska w dobie wielkiej wojny polnocnej, 1704-1709 / Jozef  Feldman, Krakow, 1925. - S. 304-305.

24.W roku nastepnym [1708] emisariuszjego [Mazepy] zawart traktaty z Karolem i Leszczyn'skim, z pierwszym natury czysto wojskowej, z drugim politycznej. Cala Ukraina z Siewerszyna, Kijowszczyna, Czemichowszczyna Smolen'szczyna powrocic' miala do Rzpltej....Samemu Mazepie przyobecano nagrode w postaci ksiestwa lennego na wz6r Kurlandji, wykrojonego z wojw6dztv witebskiego i polockiego (польск.)

25. Костомаров Н. И. Мазепа / Под ред. Б.Г.Литвака; Предисл. Б. Г. Литвака; Худож. В. А. Серов, М. Л. Уранова / Н. И. Костомаров. - М.: Издательство Республика, 1992. - 335 с.

26.Костомаров М. Мазепа і мазепинцы. Полное собрание сочинений / М. Костомаров. - СПбг, 1905, Т. VI. – С. 655.

27.wierny poddany у sluga naynizszy Jan Mazeppa Hetman (польск.)

28. Оглоблин О. Гетьман Іван Мазепа та його доба. – Нью-Йорк – Париж  Торонто, 1960. – 298 с.  

29.Козаченко І. П. Гетьман Іван Мазепа – державний та політичний діяч України [Электронный ресурс] / І. П. Козаченко. - Электронный ресурс: http://www.ref.by/refs/33/6257/1.html

30. Костомаров Н. И. История России в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. – М.: Изд-во Эксмо, 2004. – 1024 с., илл.

 

hr


Регистрация

Свежие заметки

  Trump Has Surrendered - Will Putin Be The Next? Пол Крейг Робертс Вашингтон возобновил конфликт ракетным ударом томагавков по...

...

   

...

И снова о Февральской революции, на этот раз устами С. Кара-Мурзы.  Выкладываю 5 главу (видимо, главную),  пишет...

...