Миф (эссе)

Ставицкий Андрей Владимирович, заведующий кафедрой гуманитарных дисциплин СФ СПбГУП, кандидат философских наук

Проблема изучения мифа начинается с его определения. И мнения на этот счет в современном научном мире весьма различны. Каждый человек, каждый философ, лингвист, семиолог, хоть раз сталкивавшийся с этим, дает мифу свое определение, естественно задающее свой уровень, свое качество его понимания. Вот наиболее типичные из них: миф – есть слово, высказывание, предание, архаическое повествование, вымысел, коммуникативная система, знак-образ, развернутое магическое имя.

Начав заниматься социальной мифологией, я не спешил «определяться» в определении, понимая, что смысл его в том, чтобы ограничить, поставить предел понятию, загнать миф в некие рамки того, каким по моему представлению он должен быть. Либо найти, выбрать или подобрать для него такие слова, которые его не ограничат, не иссушат, не превратят в гербарий, а позволят жить в любых его проявлениях и метаморфозах. И так продолжалось довольно долго. Пока один, интересующийся моей темой, человек, увидев привезенную мною из Киева книгу «Манипуляция сознания», не решил поразить меня в самое сердце: «Я сейчас сформулирую одной фразой всё содержание твоего исследования: мифология – это манипулирование общественным сознанием». Я был действительно поражен. Но не определением, а тем как можем мы иногда легко оценивать то, что совсем не понимаем. Мне показалось, что сводить миф к манипуляции - все равно, что сравнивать палец с бездной. Чтобы выразить одной фразой проблемы современной мифологии и мифотворчества, понадобится, наверное, гениальность Гераклита. Скажем, его “Panta rei” (Всё течёт) или “Путь вверх и путь вниз – один путь”. Или «откровения» дао. В духе «хлопка одной ладони». Одним словом, нужна такая фраза, такая мысль, в которой каждый увидит свой смысл, свою ноту и свою глубину, которая будет для «понявшего» её очень значимой, знаковой, символически весомой. Это уже не плохо, но мне кажется, что тайна ЗНАКА в том, что на самом деле для того, кто «понял» он является лишь пустой видимостью, поскольку любой истинный смысл в силу своей многозначности неуловим. И любые ловушки, которые мы пытаемся для него соорудить из собственного опыта и данного нам в пользование языка, для него препятствием не являются, ибо «мысль изреченная есть ложь» и «нам не дано предугадать, как наше слово отзовется». Не дано, потому что мы забыли ДОТЕКСТ, ПРЕДРЕЧЬ, ПРАСЛОВО. За обыденными фразами мы потеряли КЛЮЧ и потому, даже общаясь на одном, с детства знакомом, «родном» языке, мы часто не слышим друг друга, ибо не знаем, что каждый язык, несмотря на свою цельность, сословно, этнически, демографически и профессионально разделен и многослоен как луковица. «Сколько ты знаешь языков, столько раз ты человек», - заявил как-то Гёте, но современная семиология утверждает, что в каждом языке, зачастую за одними и теми же словами и фразами, скрыто несколько языков (слэнги, говоры, наречия и пр.), постоянно «движущихся», «скользящих», меняющихся во времени и пространстве социума, и это нормально. Словом, как сказал Григорий Сковорода: «мир ловил меня и не поймал». И мы зачарованно ловим эти скользящие мимо нас, сгущающиеся и рассеивающиеся, а затем ускользающие ОБРАЗЫ-МИРЫ, сами создаем их и, с приходом новых, забываем или «откладываем». Эти подлинные СМЫСЛЫ, как кошки, гуляют сами по себе. В них нет цели; в них - броуновское движение первомыслей; они - самоценны, как джазовые импровизации, как сверкающие полутона калейдоскопа, как свободная игра подсознательных интуиций, за которыми стоит скрытый ОПЫТ веков. Еще не зная этого, я несколько лет назад нашел формулу, которая отчасти это поясняет: мир так устроен, что его нельзя понять, но можно объяснить. Его нельзя разъять, нельзя препарировать без явных потерь для понимания. Можно только зачарованно наблюдать и безмолвно восхищаться.

Невольно, в силу своего, порожденного неведением, нахальства мой доброжелатель заставил меня определить те отличия, которые разделяют наши взгляды на миф. Отличия, имеющиеся даже с учетом того, что он часто слышал мои минирассуждения, своеобразные интеллектуальные «пробросы», дающие ясное представление, что классическое представление о мифе для меня неприемлемо. В чем же разница? На мой взгляд, главное отличие в том, что я стараюсь оперировать информацией по мифологии не на уровне «цитат», а на уровне МЕНТАЛЬНОСТЕЙ. И тогда обнаруживается весьма любопытные вещи. Одна из них в том, что люди, сами того не зная, общаются друг с другом посредством мифов, внося в это общение те необходимые для каждого искажения, которые позволяют не просто понять объект общения, но понять его так, как ты хочешь. Как тебе удобнее. А если точнее, вся система ОБЩЕНИЯ человека (в том числе - с природой, вещами, книгами, людьми, умершими и живыми, обществом (социумом) и даже с Богом) строится на мифах. Миф – это способ одухотворенного существования, соотнесенного с высшими мировыми и человеческими ценностями, понятыми и реализуемыми в соответствии с настоящим моментом; это способ понять окружающую нас СРЕДУ во всей её полноте и значимости; способ означить её и инвентаризировать, если речь идет о практической стороне дела, но, что еще более важно – это ГОЛОС «коллективного бессознательного», голос всех живших до нас поколений, оставивших в нашей загнанной в подсознание коллективной памяти (социопамяти) своеобразные генетические зарубки, полученные ценой огромной крови, безмерного страдания и гибели тысяч и тысяч наших безвестных предков. Они оставили нам в мифах то самое важное, что с точки зрения выживания человека как вида может оказаться определяющим. Как генетически заложенная в насекомых программа поведения, которая позволяет им существовать. И если это так, тогда становится ясным, что миф – не просто «человеческий продукт». Это – нечто несравненно большее. Это язык Бога, применительно к нам. Тот язык, посредством которого МИР не только передает нам самую сокровенную информацию, но и бросает нам ВЫЗОВ, чтобы услышать звучащий на том же языке наш ОТВЕТ.

Если же говорить в целом: миф для меня – вся отражаемая нами реальность; не вся имеющаяся, но вся отражаемая; отражаемая чувственно, через символизацию и означивание (в двух смыслах – ставшая знаком, символом, образом, вставленным в определенный понятный нам символически-ассоциативный ряд; и наделенная определенным важным для нас значением), через данное ей ИМЯ; одухотворенная нашими чувствами, опытом и отношением чувственная РЕАЛЬНОСТЬ. Такими мифами могут стать вещи, люди, идеи, явления природы и даже «абстрактные категории» (например: коммунизм). Сами по себе они, естественно, мифами не являются, но становятся ими настолько, насколько мы включаем их в систему своих ценностей, насколько вкладываем в них (точнее, в образы о них) свое отношение, свое чувственное представление о них. Насколько мы ведем с ними некий незримый и часто неосознаваемый нами ДИАЛОГ. Можно ли это назвать манипуляцией сознания? Конечно, нет. Это свойство человеческого сознания. Но, зная это свойство, можно его использовать в отношении общества или отдельных его групп с пользой для власти. Таким образом, мифология власти как способ навязывания определенных мифов практически полностью построена на манипуляции, но, будучи присущей нам изначально, мифотворчество как свойство человека таковым не является. При этом оговоримся: под властью я подразумеваю не государство, не тех, кто официально управляет нами, но всех, кто так или иначе пытается воздействовать на каждого из нас – от родителей, лидеров кампании, журналистов, воспитателей и учителей до монарха или президента. В неё включены, в том числе и так называемые оппоненты власти, ее диссидентствующие «антиподы». И это только в одном обществе. Но поскольку для потоков информации границ уже нет, частью власти в Украине и России являются все, кто ведет против нас информационную и психологическую «войну». В частности, СМИ США, их кинопродукция и пр. пр.

Если же вернуться к первооснове, то мифы, по-моему, – то первое, что выделило нас из животного мира, превратило из животного в человека, что отделяет нас (субъективизирует) и связывает со всем миром; дает свободу быть человеком, но далеко не отпускает. По мере усвоения мифы социализируют человека; через традиции, социальные или этнические привычки, манеру общения и поведения, общие ценности обволакивают его, наделяя определенными чертами, свойствами, по которым его везде будут идентифицировать как своего или чужого, «друга» или «врага». Так, после рождения в процессе воспитания, человек получает и усваивает тот набор социальных мифов, которые обеспечат ему доступ к той или иной общности и определят его принадлежность, идентифицируют его с другими людьми. Их не анализируют, не оценивают, критически не обсуждают. Их только соблюдают и культивируют, даже этого не замечая. Повторяют и усваивают как кодовые пароли («Сим-сим, откройся»), как естественную и привычную данность. Такой подход чётко даёт понять: хочешь войти в то или иное сообщество – познай и прими его мифы. Хочешь отречься от них – найди и освой новые.

По сути, способность человека создавать (творить) мифы – одно из главных свойств человека, обеспечивающих его выживание в социосреде. Поэтому, перефразируя К. Маркса, можно сказать, что человек – не только совокупность общественных отношений, но и совокупность определенных социальных мифов. Мифов-функций, образов, знаков, символов, кодов. Мифов-предрассудков и мифов-прозрений. Апокалипсических и бытовых. Расположенных на всех уровнях деятельности и сознания. Мифов нашего мира и нашей души. Мифов-масок, сверкающих тончайшими бликами сквозь ассоциативные наслоения карнавала социобытия. Мифов, определяющих наши представления и соответствующих им практических действий. Насколько это соответствует реальности? Насколько мы сами так считаем. Вот почему нам нечего терять, кроме своих мифов. Они для нас – ВСЁ, но именно поэтому мы их просто не замечаем. Не замечаем, потому что они – часть нас. Часть, выражающая наше отношение к себе и к миру. Отношение, наделенное чувством и мерой. И если это действительно так, то Протагор был не прав, и не человек, а миф – мера всех вещей. В том числе и самого человека. Ибо через мифы мы познаем и отражаем мир; весь мир, в том числе и человека – с его плотью, речью, мыслями, с его привычками, знаниями и навыками, и венчающим всё поведением. Мифы – наша память. Память поколений, живших до нас. Память охранительная и отражающая; память-барометр, фиксирующий пульс социовремени; здоровое состояние общества или его болезнь и наступающую горячку. Миф – память, но не ума, а сердца, чувств и переживаний, отложенных в подсознании и хранящих ответ на вечный вопрос: «Кто мы? Откуда? Куда идем?» Миф, как зеркало, отражает нас сегодняшних в НАС-ВСЕГДА. Он отражает нас такими, какими мы хотим себя видеть, и дает ответы сообразно с нашими желаниями. Хочешь знать правду, и ты её услышишь; но если ты «обманываться рад» результатом всматривания всегда будет самообман. Миф отражает нас, вопрошая; отвечает, утаивая; озадачивает, означивая; позволяя почувствовать, что ОТВЕТЫ где-то рядом, в них, в нас; они есть, но ускользающе полускрыты за тождеством вопроса и ответа – как спрашиваем, так и отвечаем. Но ОТВЕТ ускользает. А миф его ЗНАЕТ. Миф ВСЁ знает. Но мы забыли об этом, ибо разучились СЛУШАТЬ и ЧИТАТЬ, отвыкли внимать и понимать, отвыкли жить с миром в единстве и тождестве, «a l'unisson» (фр. - в унисон). Мы потеряли внутренне заложенную в нас СВЯЗЬ ВРЕМЁН, а с рннею – и внешнюю. Мы забыли, что каждый человек есть СЛОВО. СЛОВО-МИССИЯ, слово-нота, предназначенное внести свой фон, свой тон, свой звук в общую симфонически звучащую ФРАЗУ века. Хорошо бы понять это сейчас. Чтобы не звучал никогда диалог: «Он был с тобой рядом, но ты не видел его; он говорил с тобой, но ты не слышал; он слушал тебя, но ты был говорливо нем. И что же ты тогда хочешь? Ты не слышишь ВЫЗОВА и не даешь ОТВЕТА». Хорошо бы…

А пока мы зачарованно всматриваемся в МИФ, как в зеркало самих себя; вдумываемся в его блуждающий смысл, вслушиваемся в это «эхо истины», в неосознанный отголосок дуновения первосмысла, плохо услышанный и неправильно понятый, но обладающий всеми чертами «настоящей правды» и уже потому нас зачаровывающий. Всматриваемся, но мало что понимаем.

hr


Регистрация

Свежие заметки

  В СМИ обсуждают новую фишку в "прямой линии" президента РФ с губернаторами. Типа  Владимир Путин стал по-новому...

...

  В годы перестройки в советских СМИ очень хвалили шведский социализм - социализм с умом и. что самое главное, с...

...

  Как мне нравится американский подход в отношениях с РФ. Так, когда в ответ на их голословные обвинения российская сторона...

...