НАУЧНОЕ И МИФИЧЕСКОЕ ПОЗНАНИЕ: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

Проблема соотношения науки и мифа, начатая в предыдущей главе, благодаря сделанным в ней выводам, может быть продолжена на несколько ином уровне без установки монополии науки на истину и с учётом положительных сторон мифа, выявленных ранее. Более того, поскольку анализ отношения науки к мифу на новом уровне исследования невозможен без анализа самой науки, её развития, особенностей и возможностей, нам придётся больше внимания посвятить данной проблеме в третьем разделе диссертации.

 

Однако, сделать это без привлечения ресурса и опыта философии нам представляется крайне затруднительным, так как именно философия, благодаря своей роли и месту в науке и в обществе способна предложить те аргументы, установки и методологию, без которой вопросы соотношения науки и мифа грамотно не решить.   

 

В связи с этим, рискнём утверждать, что тезис, что «вне науки не существует познания» (extra scientiam nulla salus), который сегодня исповедуют сциентисты, по сути, столь же мифологичен, как и утверждение, что наука рано или поздно сможет ответить на все вопросы современности, какими бы сложными они ни были. И хотя миф в данном случае удовлетворяет снобистские амбиции определённой группы исследователей, к истине они не имеют никакого отношения.

 

В противовес им, П. Фейерабенд писал следующее: «Первобытные племена имели более разработанные классификации животных и растений, чем современные научные зоология и ботаника, им были известны лекарства, эффективность которых изумляет медиков (в то же время фармацевтическая промышленность уже почувствовала здесь новый источник доходов), у них были средства влияния на соплеменников, которые наука длительное время считала несуществующими (колдовство), они решали сложные проблемы такими способами, которые до сих пор все еще не вполне понятны (сооружение пирамид, путешествия полинезийцев). В древнекаменном веке существовала высокоразвитая астрономия, пользовавшаяся международной известностью. Эта астрономия была как фактуально адекватной, так и эмоционально подходящей, ибо она решала и физические и социальные проблемы (чего нельзя сказать о современной астрономии) и была проверена очень простыми и изобретательными способами (сложенные из камней обсерватории в Англии и на островах Тихого океана, астрономические школы в Полинезии…). Было осуществлено приручение животных, изобретен севооборот, благодаря устранению перекрестного оплодотворения выведены и очищены новые виды растений, сделаны химические изобретения; существовало поразительное искусство, сравнимое с лучшими достижениями настоящего времени» [1]. А поскольку в данном случае он пользовался не собственными данными, а результатами исследований наиболее выдающихся современных антропологов, его выводы вполне достойны доверия. Тем более, что аналогичные мысли и наблюдения можно найти в ряде работ у К. Леви-Строса [2].   

 

Что касается полученных в результате познания реальности знаний, по мнению Н. А. Бердяева представляемые исследователем доказательства следует воспринимать как его попытку приспособления под реальность, а точнее – реальности под себя. Ведь приспосабливается не сама реальность, а её образ. Значит, найденные доказательства призваны не столько объяснить мир, сколько согласовать его с теми представлениями, которые у человека уже сложились. Согласовать с привычным из соображений удобства и понимания. Из потребности жить в освоенном мире. А осваивать его можно только с помощью приспосабливающего мир под нас социального мифотворчества.

 

Вот почему, согласно позиции Н. А. Бердяева, «философия должна восстановить изначальную правду мифологичности человеческого сознания» [3]. Но в чём она? Что человек рождается в мифе и умирает в нём? Что миры, которые мы открываем для себя, есть образы осмысленного нами бытия? И осмысленность эта приходит через мифотворчество? Что мифотворчество есть основной способ познания и освоения открытых нами миров, независимо от того, какими мы их мыслим? Но каким должен быть человек, чтобы стать до конца перед собой честным? Каким должен он стать, чтобы познать самого себя? И готов ли он к этому? Ведь, возможно, тогда ему придётся признать, что ничего, кроме мифа, объясняющего мир и человеческое бытие, он создать в этой жизни не в состоянии?  Разумеется, в данном случае речь идёт о том мифотворчестве, которое предполагает «высшее напряжение духа и высшую форму общения» [3].

 

Действительно, возможно, великий русский философ мыслил именно так. Во всяком случае, его убеждённость в том, что «мир постижим лишь мифологически» [4], вызывает уважение и требует задуматься над тем, почему в его представлениях иного быть не может? За этой мыслью стоит философский прорыв в отношении к мифу и его роли в процессе познания и становления человеческого бытия. Роли незаметной, но от этого не менее значимой. Роли, которая до сих пор скрывает от нас тайну явления по имени «человек».     

 

 

Литература

 

1. Фейерабенд  П. Наука – миф современности // Фейерабенд П. Против метода. Очерк анархистской теории познания [Электронный ресурс] /П. Фейерабенд. – Режим доступа: http://psylib.org.ua/books/feyer01/txt18.htm

2. Леви-Строс К. Мифологики. В 4-х тт. – М.: Университетская книга, 2006-2007.

3. Бердяев Н. А. Смысл творчества [Электронный ресурс] / Н. А. Бердяев. – Режим доступа: http://www.philosophy.ru/library/berd/creation.html#_ednref1

4. более развёрнуто текст звучит: «философия свободно признает, что мир постижим лишь мифологически» [Бердяев Н. А. Смысл творчества [Электронный ресурс] / Н. А. Бердяев. – Режим доступа: http://www.philosophy.ru/library/berd/creation.html#_ednref1]

 

Ключові слова: сучасний міф, функції міфу, міфологізація.

Ключевые слова: современный миф, функции мифа,  мифологизация.

Key words: modern myth, functions of myth, mythologization.

 

hr


Регистрация

Свежие заметки

К огда-то давно прочитал книгу "Устами американцев", которая представляет собой сборник признаний солдат и офицеров армии...

...

  Оказывается, даже Ротшильд в шоке и растерянности от того, что сейчас происходит в мире, где финансовый сектор с его...

...

  Оказывается, даже Ротшильд в шоке и растерянности от того, что сейчас происходит в мире, где финансовый сектор с его...

...