Социопсихологические особенности состояния Украины на примере батуринского мифа

 

Хотя общие представления об особенностях болезни Украины более-менее рассмотрены, следует выявить её источник и направленность. Без сомнения, Украина предрасположена к заражению. Но сам вирус болезни мог быть занесён извне. И, пожалуй, лучше всего ответ на это даёт анализ мифа о «батуринской резне», по которому после измены гетмана Мазепы осенью 1708 г. разгневанный русский царь повелел гетманскую резиденцию взять штурмом, а всех жителей и защитников поголовно зверски казнить[1].

Ведь, когда рассматриваешь литературу, посвящённую «батуринской резне», в контексте того, как этот материал на Украине подаётся и культивируется, невольно ловишь себя на том, что в психологическом плане в данной истории налицо мазохистские мотивы сочинения того, что позволяет полюбить Украину как жертву, страну-«покрытку»[2], опозоренную, растерзанную, изнасилованную и пребывающую вследствие этого в летаргическом состоянии ожидания своих героев, способных принять её такой и возродить к полноценной жизни. В этом смысле «батурин» есть результат спровоцированного выброса коллективного подсознания с целью породить максимально сильные эмоции, замешанные на гневе и жалости. Однако если это так, изучать феномен «батуринского мифа», возможно, следует в традиции национально оформленного З. Фрейдом психоанализа, где нуждающимся в лечении пациентом является вся страна. 

При этом, с другой стороны данная ситуация в бытовом плане похожа на попытку отвергнутой женщины обвинить в изнасиловании мужчину с целью замужества либо моральной и, конечно, материальной компенсации, позволяющей устроить свою жизнь так, как хочется, оплатив позор грядущим благосостоянием.  

Впрочем, настаивать на данных версиях мы не будем, оставляя их в качестве своеобразного приглашения рассмотреть данный исторический эпизод в режиме популярной на Западе психоистории и информационной войны. Хотя вместе с тем, сам факт актуализации «батуринского» сюжета и выведение его из сферы всестороннего экспертного оценивания достаточно хорошо показывает и механизм превращения в МИФ реально имевшей место истории, и его социальные мотивации, лишающие участвующих в его «раскрутке» историков права говорить об этом от имени науки.

Мазохистские мотивы в украинской литературе и истории, которую изучают дети в школе, особенно заметны[3]. Однако вследствие чего они возникают: по причине особой образовательной политики или в силу ментальных особенностей украинской психики, не вполне ясно. Впрочем, возможно, в данном случае имеют место оба фактора одновременно. Да и цели, которые этим преследуются, не очень понятны. Во всяком случае, не создаётся впечатление, что целью таких подходов является катарсис, санация, преображение через обретение духовной высоты. Нет. Подобные подходы более напоминают попытки бередить воображаемые раны для  воспитания определённого «обиженного» сознания через конкретизацию исторических обид.

В свою очередь, «особый колорит, самобытность украинской политической и идеологической действительности вызвали к жизни своеобразный жанр новости, который … получил наименование «перемога». И в этом чисто украинском явлении кроется ключ к пониманию всего, что происходит с Украиной, на Украине, ко всему украинскому – к будущему, настоящему и прошлому – и чем сердце успокоится»[4]. Как следствие, «основополагающим элементом «перемоги» является специфическое украинское мировоззрение, абсолютно несовместимое с реальностью. Поэтому совершенно очевидно, что финальной и неизбежной частью любой перемоги является «зрада» (по-русски – предательство), когда подлая реальность, не желая исполнять положенные ей роли, предает Украину, самостийность, незалежность, вишневую настойку, евроинтеграцию и садочек и становится на сторону москаля». Причём, «зрада абсолютно неизбежна» , потому что «запрограммирована в самой национальной идее о грядущей перемоге»[5].

Впрочем, если это так, данный подход не стоит считать дальновидным уже потому, что таким образом закладывается механизм реанимации, казалось бы, давно пережитых и преодолённых исторических проблем, которые приходится преодолевать снова и снова. И есть основание полагать, что так шаг за шагом формируется те исторические обиды, которыми люди будут жить, проецируя их на своё больное поведение. В связи с этим придётся признать, что коль «батуринская резня» оказалась для Украины столь востребованной, значит это вызвано социо-психологическими особенностями, как минимум, идеологии украинства, а может даже и психотипа современного украинца. И потому в свете этого довольно проблематично определить, почему мазохистская тематика так часто встречается в украинских школьных учебниках[6]? В силу национальных особенностей тонкой и мало исследованной психики украинца или по причине социальной потребности эти особенности психики в молодом поколении украинцев взрастить, воспитать и постоянно поддерживать?    

Не удивительно, что учёных тревожит тот факт, что как феномен сознания «батуринская резня» обнаруживает у «свидомых»[7] украинцев склонность к мазохизму и некрофилии. А с учётом того, что эти склонности   закладываются в украинские учебники, дабы усваиваться новым поколением украинских граждан ещё в молодые годы на подсознательном уровне, создаётся впечатление, что эту склонность украинская «элита» хочет внедрить в массовое сознание, сделав её неотъемлемой чертой украинской нации[8].

Параллельно с этим история «батуринской резни» позволяет подавать русских и украинцев разными народами. И если эту не основанную на исторических документах гипотезу принять в качестве исходной, то с одной стороны, смысл «резни» проясняется (чужих резать проще), а с другой – появляется и доказательство того, что легло в основу гипотезы: раз русские резали батуринцев-украинцев, значит, считали их для себя чужими. Так миф доказывает сам себя, уподобляясь вытаскивающему себя из болота за волосы барону Мюнгхаузену.          

Чтобы поверить в истинность данной версии, важно изначально считать, что отношение в России к малороссам выстраивается как к однозначно чужим, инородцам.  Как к людям второго сорта, тем, за счёт кого Россия живёт и самоутверждается. Примерно так в Речи Посполитой польская шляхта относилась к православным селянам и казачеству, считая их «быдлом»[9]. В Испании так католики относились к евреям, включая крещённых марранов[10]. Во Франции – к альбигойцам и гугенотам. В США – к чёрным рабам. Они просто не считались  людьми.

Однако, если на Руси с незапамятных времён отношение к другим народам и религиям было терпимым, если в ней не было массового террора инквизиции и, как в Европе не уничтожали системно иноверцев[11] как еретиков, и за сожительство с человеком иной веры не казнили как за зоофилию, то почему русским нужно было относиться как к еретикам и иноверцам к тем, кто был с ними одной веры и этнической принадлежности, только жил на юге  России? Всего-то. С этой точки зрения позиция русских в европейской традиции выглядит как нонсенс.

Но разве подобная мифология создаётся для того, чтобы над ней задумывались? Разумеется, нет. В основе её целеполагания – закладывание таких культурных кодов, которые должны сразу вызывать отторжение всего русского, независимо от того, что подсказывает здравый смысл. Но если это так, разве не уместна мысль, что Украина не больна от природы, но её делает больной украинская националистическая идеология, которую подобные мифы обслуживают? Что сама система перекодировки сознания украинцев есть постоянно работающая технология по заражению нации русофобскими взглядами и идеями, оформленными в разные крайне заразительные мифологемы? Мифологемы, которые надо в сознании преодолеть. И это будет первый шаг на пути выздоровления. Следовательно, только грамотная, системная, последовательная и лишь тем успешная борьба с данной идеологией является залогом выздоровления страны.

 

Литература

1. Носиков Р. Перемога и зрада. URL: http://vz.ru/opinions/2013/10/16/655124.html.

2. Сизова К. С. Учебник как отражение ментальности.   URL:  http://www.edrus.org/content/view/3182/64/

3. Ставицкий А.В. Мифы Украины: «Батуринская резня». Севастополь: Рибэст, 2012. 252 с.

 

 



[1] См.: Ставицкий А.В. Мифы Украины: «Батуринская резня». Севастополь: Рибэст, 2012. 252 с.

[2] Самым позорным в Украине для девушки было насильственное обстригание, которое символизировало позор за потерю венка, целомудрия. Такая девушка звалась «стрига» или «покритка» (укр.), потому что ей  отрезали волосы и запрещали ходить с непокрытой головой. Возможно, потому, что волосы, коса в частности, были символом девственности, нетронутости, святости.

[3]См. Сизова К. С. Учебник как отражение ментальности / [Электронный ресурс] / К. С. Сизова. – Режим доступа:  http://www.edrus.org/content/view/3182/64/

[4] Носиков Р. Перемога и зрада. URL: http://vz.ru/opinions/2013/10/16/655124.html.

[5] Носиков Р. Ук. соч.

[6] См.: Сизова К. С. Ук. соч.

[7] Свідомі - сознательные (укр.)

[8] Там же.

[9] Быдло (bydło) – скот (польск.)

[10] На испанском языке «marrano» означает «свинья».

[11]В Европе в эпоху позднего средневековья по закону за любовную связь с иноверцем карали как за сожительство с животным. 

hr


Регистрация

Свежие заметки

  Тем, кто плохо знаком с логикой укров будет не понятно, как так может быть, что злейшие и самые крикливые враги Кремля...

...

  И снова генетика нанесла удар по позициям сторонников татаро-монгольского ига, раскопав новые подтверждения чистоты...

...

  Чеснок попробовал сделать сравнительный анализ двух нашествий на Россию, вылившихся в Отечественную войну 1812 года и...

...