Глобальная конкуренция и стратегия России: условия и ресурсы

 

Глобальный трансформационный кризис, в котором пребывает весь мир, может продолжаться довольно долго, возможно, несколько десятилетий. И чтобы преодолеть, его мало  перехода к новой экономической модели, т. к. речь идёт о переходе к новому технологическому укладу, масштаб которого сопоставим с неолитической революцией в первобытном обществе. Ведь в нём главную роль будет играть не изготовление вещей, а производство технологий [См.: 3]. В рамках данного технологического уклада люди перейдут от изменения окружающего мира к качественному изменению самих себя во всех сферах. Причём сам переход потребует максимальной мобилизации, а в условиях обострения борьбы за новый мировой порядок и изрядно истощившиеся мировые ресурсы [См.: 4], степень ожидаемых в ходе глобального кризиса лишений трудно предсказуема, т. к. внутренние вызовы будут сочетаться с давлением извне, поскольку Запад постарается переложить свои проблемы на глобальную периферию.

 

К тому же сложность ситуации для РФ и её граждан заключается в том, что она вынуждена обеспечить условия для перехода от 4-го сразу к 6-му технологическому укладу. Какая же понадобится для преодоления этих вызовов социальная мобилизация? Готово ли население к этому? А власть? Готово или нет, покажет время. Но впечатление такое, что страна и элита не готовятся. Не чувствуется, что во внутренней политике есть стратегически оформленное целеполагание. И как следствие - есть опасность того, что в РФ отсутствует единое внутреннее пространство: экономическое, политическое и этнокультурное, включая, разумеется, общую идеологию [См.: 1].

 

В связи с последним отметим, что пока РФ принимала условия, которые ей год за годом диктовал Запад, своя идеология как система ценностных смыслов была ей без надобности. Более того, Запад был крайне заинтересован в том, чтобы никакая идеология, кроме используемого в качестве инструмента глобального контроля либерализма, на территории РФ не функционировала. И оно понятно: имеющий свою выраженную в определённых идеях и ценностях идеологию народ уже вооружён и очень опасен для любого поработителя. Однако изменение status quo в Большой игре против России требует и нового отношения к проблеме своей идеологии. Но здесь нас ожидает провал, т. к. власть целенаправленно данным вопросом не занимается. А ведь от него зависит культурная, социальная и духовная целостность социума. Более того, процесса хотя бы культурного "обрусения" в РФ не отмечается. Стремления к культурной интеграции на базе российской идентичности и превращения граждан РФ в русских и россиян не наблюдается. Наоборот, в ряде регионов просматривается процесс отдаления русского культурного пространства от культурных пространств других народов РФ, что чревато новыми формами и вариантами "украинства": сибирского, поморского, алтайского, северо-кавказского, кубанского, уральского, дальневосточного.

 

С этой точки зрения советский человек был более реален, чем россиянин. Сие означает, что процесс происходившей ещё в 90-е гг. культурной фрагментации и социально-экономической раздробленности в РФ не преодолён, а строительство т. н. вертикали власти подменить этнокультурное единство, выраженное в культурной и экономической взаимосвязи и заинтересованности, не в состоянии. Безусловно, данный  факт вызывает тревогу и озабоченность. Ведь, если имевший единое экономическое, политическое и культурное пространство Советский Союз с помощью гуманитарных технологий Запада был развален за несколько лет, то каковы шансы уцелеть у нас?

 

Вопрос, естественно, риторический. Ведь при сохранении имеющихся тенденций очевидно, что в ближайшие годы при нарастании неблагоприятных внешних обстоятельств и внутренних проблем вероятность распада РФ будет существенно возрастать. И западные спецслужбы активно к этому сценарию готовятся, расшатывая ситуацию с помощью различных форм идеологии "украинства", которая каким-то невероятным образом начинает с либерализмом сочетаться и коррелироваться. Впрочем, ничего удивительного в том нет. Ведь все украинские "правозащитники" СССР разом стали украинскими националистами, когда Украина отделилась. Только в отличие от сепаратизма Северного Кавказа 90-х прошлого столетия, который удалось ликвидировать ценой больших усилий и потерь, этот сепаратизм XXI века будет наблюдаться на всей периферии в той степени, в какой эта периферия запущена, выявляя схожесть с теми процессами, которые четверть века назад развалили СССР.

 

В этом смысле вызывает определённое беспокойство активизация РФ на Ближнем Востоке, которая всем дала понять, что Россия перестала сосредотачиваться и переходит к активным действиям по восстановлению своей роли в мире. Разумеется, такой поворот исторически естественен, неизбежен и продиктован национальными интересами РФ. Но его дальнейшее развитие требует учесть ряд существенных факторов.

 

1) К сожалению нынешние во всех смыслах ошеломительные успехи ВКС РФ в Сирии имеют пока не столько стратегический, сколько тактический характер. Они не могут обеспечить победы на всех направлениях глобального противостояния, которое в первую очередь носит цивилизационный характер и посягает не на господство террористов в Сирии и Ираке, а на гегемонию Запада в мире. Отсюда следует, что руководству России, возможно, правильнее было бы упреждающие удары по ИГИЛ в Сирии дополнить последовательными действиями внутри страны, которые позволили бы РФ возрождаться и развиваться на принципиально иной базовой основе. Основе, строящейся не на идеологии глобальной элиты для находящихся в статусе полупериферии своих колоний, каковой является либерализм, а на принципах социальной ответственности и справедливости в экономике, политике и культуре.

 

Ведь крайне рискованно объявлять войну глобальной элите, не имея прочные тылы и основательные заделы, а также не проводя такую внутреннюю политику, которая лишала бы либералов возможности влиять на управленческие решения в рамках всей страны. Иначе говоря, после того, что Россия сделала, она уже не может позволить себе пытаться усидеть на двух стульях:

 

- продолжая либеральничать с либералами в политике, экономике и образовании;

 

- не возвращаясь к тем идеям и принципам, которые могут обеспечить ей культурное, идеологическое, образовательное, экономическое и технологическое преимущество в будущем. 

 

2) Какими бы мощными ни были у России заделы на будущее, которые, безусловно, есть, они иссякнут, если отсутствуют мотивация и механизм максимально передового технологического самовоспроизводства, где главным направлением работы является обучение и воспитание думающих, знающих и способных творить граждан. Однако нынешняя реформа образования лишает Россию и того, и другого. А расходы на фундаментальные исследования и НИОКР настолько меньше, чем аналогичные траты других ведущих стран, что надеяться на общее лидерство в этом направлении не приходится. Следовательно, в борьбе за глобальное лидерство у России пока крайне мало шансов, пока образование деградирует. И главное, те, кто замутил сие антирусское дело, под видом реформ разваливая некогда лучшее в мире образование, полагают, что их смертельный удар по русской цивилизации не распознаётся. Надеемся, что на самом деле это не так. Но для изменения своего статуса и роли России необходимы соответствующие условия и возможности.

 

3) Так, чтобы стать мировым игроком, нужно иметь соответствующий ресурс и свой глобальный проект, который будет способен обеспечить мобилизацию общества и предложит привлекательный для всего мира образ страны со своей активной стратегией. Что мы можем считать ресурсом России в военном, экономическом, идеологическом и культурном плане и достаточно ли его для участия в глобальной Игре?

 

Первый источник ресурса: военная мощь. У РФ есть ядерное оружие и достаточно эффективно проводится перевооружение Вооружённых сил. Это - мощный ресурс. Но его недостаточно для самостоятельной глобальной игры. Особенно с учётом того, что противостояние с США и стоящей за ними глобальной элитой будет вестись преимущественно в латентных формах и происходить в сфере конкуренции технологий, идей и людей. К тому же стоит учесть, что ядерный потенциал и вся военная мощь СССР не помогли ему, когда против него использовали "мягкую силу" и он начал разваливаться. И связано это было с тем, что информационно-психологическое воздействие Запада на граждан СССР имело системоразрушающий характер. Тем более, что гуманитарные технологии Запада, с помощью которых рвали на куски Советский Союз, на тот момент руководством СССР даже не распознавались. Но в какой степени распознаются теперь, если системных действий по укреплению аксиологической безопасности России мы до сих пор не наблюдаем?

 

Второй источник ресурса: сырьевые запасы. В данном вопросе у России есть ряд существенных преимуществ, т. к. в обладании сырьевыми запасами стратегического характера она, возможно, превосходит остальных. Известно, что РФ располагает 13%  мировых запасов нефти, 32% — газа, от 10 до 36% различных руд. И это - без учета запасов Арктики. Но считать всё это полноценным ресурсом не позволяют три обстоятельства:

 

- все эти богатства лежат в земле, а геологоразработка львиной их доли даже не начиналась;

 

- за редким исключением Россия пока не может превращать это сырье в технологический продукт, предпочитая торговать натурой, что существенно сужает её возможности;

 

- значительную часть сырьевых запасов РФ контролирует не государство, а олигархи, чей бизнес в той или иной степени встроен в бизнес глобальных элит, а рассчитывать на их патриотизм, противопоставляя его бизнесу, было бы опрометчиво;

 

- большая часть этого ресурса не является капиталом, который сразу можно пустить в ход, и больше похожа на зарытый и трудно доставаемый клад.

 

Более того, по данным последнего министра геологии СССР Е. Козловского:

 

- "За рубежи России вывозится 45% нефти, 33% газа, 34% нефтепродуктов, 90% меди, до 97% никеля, до 99% алюминия от общего объема производимых в стране этих важнейших видов минерально-сырьевой продукции", а "общий кризис и спад промышленного производства в России, вызванные «глубоким реформированием» экономики и переходом к «рыночным» отношениям, привели к резкому падению внутреннего спроса практически по всем видам минерально-сырьевой продукции. Так, внутреннее потребление алюминия первичного снизилось в 3 раза, меди рафинированной – в 3,4 раза, свинца – в 3,3 раза, цинка – в 2,7 раза, никеля – в 5,7 раза, олова – в 4,2 раза, вольфрамовых и молибденовых концентратов – соответственно в 8,4 и 6,4 раза. Эта тенденция сохраняется".

 

- "Вызванное уничтожением производительных сил России резкое сокращение ее внутреннего сырьевого рынка замещается внешними рынками. За рубежи России вывозится 41–45% добываемой в стране нефти и 30–35% производимых нефтепродуктов, 30–33% газа, а по алюминию, никелю, меди, металлам платиновой группы и алмазам Россия занимает ведущее место среди стран-экспортеров".

 

- "Прирост запасов не компенсирует уже более 20 лет добычу почти всех видов полезных ископаемых", и как следствие - "до 2025 года произойдет почти полное исчерпание разведанных запасов нефти, газа и свинца, почти трех четвертей запасов молибдена, никеля, меди, олова" [2].

 

Как видим, даже в самом доходном направлении последних десятилетий, которое связано с банальной торговлей натурой и никак не восполняется, состояние дел оптимизма не вызывает. Поэтому делать ставку на статус сырьевой супердержавы в нынешних условиях по меньшей мере спорно. Хотя работать в данном направлении необходимо продолжать, решая проблему, как, сохранив преимущества сырьевой державы, провести диверсификацию всех сфер жизни на основе собственных высокотехнологичных инноваций? Однако заделов для этого пока явно недостаточно. 

 

Что касается прочих материальных и культурных источников, включая объёмы и качество экономики, технологические заделы, мотивацию и профессионализм людей, уровень науки и качество образования, характер и уровень культуры, наличие своей идеологии и духовные основы развития, то нам похвастать в современных условиях тоже особо нечем. Если не сказать хуже. Ведь всё это страны наращивают десятилетиями путём системно организованных и стратегически выверенных целенаправленных усилий.

 

С этой точки зрения шансов на успешную конкуренцию в "Большой игре" у России крайне мало, несмотря на отдельные успехи, что позволяет отдельным экспертам (А. И. Фурсов, С. В. Юрченко, А. А. Ирхин и др.) отмечать, что возвращение Крыма и достижения российских ВКС в Сирии - удачные ходы в заранее проигранной партии. 

 

И действительно как может быть полноценным глобальным игроком страна:

 

1) являющаяся периферией Pax Americana?

 

2) включённая в структуру глобализации и играющая по западным правилам, не позволяющим ей подняться и составить достойную конкуренцию мировому гегемону?

 

3) управляемая глобальной элитой и исповедующими либеральную идеологию её агентами, которых в народе открыто называют "пятой колонной" Запада?

 

4) чьё финансовое и экономическое состояние  определяется ставшим филиалом Федеральной резервной системы США  Центробанком?

 

5) не способная:

 

- стать конкурентоспособной на мировых рынках в ведущих отраслях?

 

- прекратить отток капиталов за рубеж?

 

- сконцентрировать имеющиеся финансовые ресурсы на стратегических направлениях развития?

 

- минимизировать разъедающую государство изнутри коррупцию?

 

- мотивировать  общество на технологический прорыв?

 

6) не имеющая воли для реального перехода к реализации курса по переходу экономики на новый технологический уклад;

 

7) у которой доля в мировом ВВП не превышает 2,5%, а затраты на НИОКР в ВВП составляют 1,16%, что примерно в 2 раза ниже, чем было в СССР, не говоря уже про Запад?

 

Как следствие, доля России в мировых расходах на НИОКР за 2014 г. составляет 1,9% в отличие от 31,1% США, 24,1% ЕС, 14,2%  Китая и 11,2% Японии [См.: 5].   

 

И как может быть иначе, если мы не способны даже остановить процесс офшоризации российских капиталов, теряя по оценкам отдельных экономистов (В. Ю. Катасонов, М. Г. Делягин, С. Ю. Глазьев) на утечке финансовых средств до 1 млрд. у. е. в день?  Но почему не можем? Что нам мешает? Неужели это так трудно? Ведь вернуть их, скорее всего, уже не удастся. Или в самой России не знают, как их достойно применить? Что нужно, чтобы руководство РФ нашло в себе силы решить данный вопрос и решаем ли он в принципе?

 

При этом, даже если взять для анализа возможностей и рисков РФ в "Большой игре" одну экономическую сферу, видно, что диапазон влияния на экономическое состояние России у Запада достаточно мощный и довольно широкий. И он показывает, что:

 

- РФ находится в зоне финансового контроля Запада, а в соответствии с принятым в США в 2010 г. и начавшим работать в 2014 г. Законом о налогообложении иностранных счетов (FATCA) Америке удалось превратить все банки мира, включая российские, в агентов налоговой службы США;

 

- несмотря на активизацию своей внешней политики, Россия продолжает платить своеобразную "дань" Западу ресурсами, финансами и людьми; 

 

- Запад обладает достаточно большим инструментарием, чтобы откачивать финансовые средства РФ через банковскую сферу и наносить ущерб России, используя возможности ВТО, МВФ и ФРС в сочетании с санкционной политикой, в ходе которой РФ теряет десятки млрд. долларов. И Россия пока не сумела реализовать необходимый для защиты своих финансовых интересов комплекс мер. Но если РФ не может защитить себя в экономической сфере, то как она сможет защитить себя в остальном?  

 

Более того, по отдельным косвенным признакам, включая данный перечень, можно с достаточно большой вероятностью предположить, что РФ как периферия построенной на основе США американоцентричной системы не только пребывает в "технологических объятиях" Запада, но и, возможно, в той или иной степени находится под его внешним управлением. Хотя оно не настолько явно, как на Украине. Иначе чем ещё можно объяснить продолжение либеральной политики в экономике, социальной сфере и образовании? Хотя с чем это связано: с относительной самостоятельностью руководства РФ или с игрой конкурирующих структур внешнего управления, пока не очень ясно.

 

На этом фоне создаётся устойчивое впечатление, что руководство РФ, несмотря на постоянные разговоры о необходимости модернизации с 2009 года [См.: 6], всё-таки в нём не заинтересовано, либо не контролирует ситуацию. В противном случае характер правительственных инвестиций и контроль за их распределением и использованием был бы принципиально иным [См.: 5]. Как минимум, оно бы не вкладывало огромные средства в покупку американских ценных бумаг [См.: 7]. Исходя из этого, сложившийся выбор не велик: либо в экономическом блоке правительства РФ работают не профессионалы, либо там умные и грамотные спецы, но работают они на другой - не российский проект. Следовательно, у них задачи другие и иная мотивация. И тогда неэффективность управленческих решений и высокая степень коррупции в центре и на местах вполне объяснимы, т. к. они являются важным условием сохранения зависимости т. н. российской политической элиты от Запада. 

Литература

1. В. Ю. Катасонов

hr


Регистрация

Свежие заметки

  В книге Л. Кучмы "После Майдана" меня позабавил такой эпизод. Кучма рассказал про Ющенко, как тот, будучи премьером,...

...

  Знаменитый американский историк, исследующий постмодернистский мир, автор "кровавых земель" и "Реконструкции...

...

  Сейчас такие времена, что использовать для выяснения отношений между странами оружие как-то уже не солидно. Тем более...

...