Миф: функция переживания и проживания действительности

 

Одним из свойств мифа является его способность затронуть глубинные человеческие желания и представить их в таких формах, которые будут для человека не только понятны и близки, но и заслуженно выстраданы. Эту задачу миф решает с помощью переживания (проживания) действительности[1].

 

Воспринятые на уровне чувства, созвучного уже пережитому, желания человека обретут те образы и сюжеты, где жизнь предстанет как акт мифологизации и символизации, достаточно близкой и значимой для людей, чтобы каждого увлечь и захватить. Захватить целиком, без остатка, делая миф частью человека, а человека – носителем и защитником мифа. Такой носитель мифа, не только наделён определённым иммунитетом против чужого влияния, но и «мобилизован» мифом, по нему сверяя свои мысли, чувства и дела.

 

Впрочем, в научной литературе встречаются и иные мнения, в которых мифический иррационализм и психически объяснимая нацеленность на миф расценивается однозначно отрицательно. Так, А. Чернышев пишет о т. н. «мифологической рефлексии» – процессе анализа и отторжения (изживания) мифа, который не совместим с наукой, здравым смыслом, рационализмом[2].

 

Согласно данной версии миф представляет и символизирует всё отсталое, первобытное, рудиментарное. То, от чего современному обществу и человеку следует избавляться. Но с этим не все согласны. По К.-Г. Юнгу, «рационализм» уничтожил способность человека воспринимать символы, внешне освободил от «предрассудков», но привёл к значительной потере духовных ценностей, нравственных и духовных традиций, лишив человека тех психических резервов, которые питали его раньше.

 

«По мере развития наук наш мир становится все менее человечным, - писал К.-Г. Юнг. - Человек ощущает себя изолированным в космосе, поскольку его связи с природой разорваны, а эмоциональное "подсознательное единение" с явлениями природы утеряно»[3].

 

По его мнению, утрата эмоциональной энергии является результатом игнорирования тайных психических глубин мифа, социальной символики, разрыва символического единения с природой, потери связи разума с психической энергией, находящейся в подсознании, в «коллективном бессознательном», в архетипах[4]. С вещей был снят покров таинственности и святости; и в результате колоссальный  эмоциональный заряд, содержащийся в  мифах оказался в значительной степени ослаблен.

 

На наш взгляд негативное воздействие «рационализма» на человека, на его психическое единение с миром подмечены
К.-Г. Юнгом верно. С другой стороны - современные исследования, вскрывшие огромный интерес к мифу, его психологической стороне, показывают, что мысль об утрате духовных ценностей, а вместе с ними -  психической энергии, К.-Г. Юнгом и его последователями несколько преувеличена. Ведь миф владеет «техникой прорыва через неистинность абстрактных слов и понятий»[5]. И, как и раньше, он способен создавать эмоционально окрашенные образы, обретающие трепетность, значимость, динамизм.

 

Образы, оживающие согласно нашим желаниям и благодаря нашему воображению. Образы, с которыми наука справиться не в силах. И отношение человека к мифу не более отстраненно, чем его отношение к жизни. Просто, есть мифы, которые читают, и мифы, которыми живут. Мифы, предусматривающие стадию причастности или стадию отстраненности и отторжения.

 

Древние мифы давно стали достоянием литературы. Но современные мифы не читают. Ими живут. Так, даже не отдавая себе отчёт в этом, мы занимаемся мифотворчеством, потому что оно вызывает «переживание вечного»[6]. Оно задевает нас за живое, захватывает, наполняет, очаровывает, вводит в соблазн и дает силы жить. Мифы дают нам всё. И мы, в результате, живем мифами, которые создаём сами. Мы участвуем в их становлении и переживаем их. Носим их в себе, прогоняем через себя, наполняем ими себя. И,  в конечном счёте, становимся мифами сами – для себя и для других.  

 

Литература

 



[1] См.: Нелюбин Н. И. Миф как жизненно-символический образ личностного бытия // Человек в пространстве мифов: Материалы межрегион. конференции 10-11 июня 2004, г. Омск / Омск. гос. пед. ун-т ; ред. А. С. Шаров. Омск : Изд-во ОмГПУ, 2004. С. 67-72.

[2] Чернышев А. Современная советская мифология. Тверь, 1992. С. 14.

[3] Юнг К. Г., фон Франц М.-Л., Хендерсон Дж. Л., Якоби И., Яффе А. Человек и его символы. Под общей редакцией С. Н. Сиренко. М.: Серебряные нити, 1998. С. 93.

[4] См.: Юнг К.-Г. Архетип и символ: Пер. с нем.. М.: Ренессанс, 1991. 304 с.

[5] Барт Р. Фрагменты речи влюбленного. М.: Изд-во Ad Marginem, 1999. С. 70.

[6] Элиаде М. Мифы, сновидения, мистерии. М.-К., 1996. С. 22. 

hr


Регистрация

Свежие заметки

  В книге Л. Кучмы "После Майдана" меня позабавил такой эпизод. Кучма рассказал про Ющенко, как тот, будучи премьером,...

...

  Знаменитый американский историк, исследующий постмодернистский мир, автор "кровавых земель" и "Реконструкции...

...

  Сейчас такие времена, что использовать для выяснения отношений между странами оружие как-то уже не солидно. Тем более...

...