Миф: функция социализации

 

Особую роль в действии универсальных функций играет способность мифа к социализации личности, но процесс социализации личности невозможен без приобщения к традиционным ценностям. И потому введение человека с помощью мифа в традиционное русло духовных и социальных отношений особенно важно и значимо.

Необходимость этого вытекает из природного консерватизма человека, его стремления следовать усвоенному, знакомому, привычному, опираться на понятные, привычные устойчивые знания прошлого, на простой и проверенный опыт поколений и веков. Опыт, где традиция выступает как важный фактор стабильности, как высший авторитет.

Говоря о традиции, мы имеем в виду не древнюю архаику «традиционных цивилизаций», но ту традицию, которая в той или иной степени свойственна любому обществу, каждой культуре и всей сфере человеческих знаний, но которой высокомерная современность обычно учит пренебрегать. И на то есть основания. Ведь для «человека традиции» мифы – объекты веры, и он отворачивается от всего, что может подвергнуть их сомнению; отворачивается до тех пор, пока ему это нужно.

Научная традиция, во многом правильно критикует миф, но этой критикой пытается его принизить, дискредитировать, упростить[1]. При этом забывается, что нет традиции без мифов, которые составляют смысловое поле культуры и её основное содержание, бесспорно доминируя в связке «культура-традиция-миф» и составляя его главное активное начало.

Забывается, что мифологическая традиция:

- свойственна всем обществам, в том числе и техногенным. Только у них характер другой. И в том случае, если традиция естественна, то ею не тяготятся, а наоборот, культивируют и гордятся;

- в целом консервативна, но при этом «способна к обновлению и регенерации»[2], а характер и степень её  обновления зависит от того, насколько динамично само общество;

- несёт очень важную социальную функцию, так как в ней выражается характер общества, его принципы и идеалы, его представления о прошлом и будущем, о добре и зле, являясь тем необходимым компонентом развития, без которого общество лишается своих базовых смысловых опор[3].  

В этом заключается ретроспективный смысл мифа, блестяще изложенный в Библии: «Остановитесь на путях ваших и рассмотрите, и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите по нему, и найдете покой по нему душам вашим» (См.: Иеремия. 6. 16). В нём есть не только отсылка к опыту предков, не только нравственная нацеленность его на путь света и добра, но и определяется её психотерапевтический результат, формулируемый как покой души. И потому можно утверждать, что, благодаря данной функции, мифы воспринимаются как:

- воспоминания человечества, образы прошлого, сохранившие память о былых жизненных катаклизмах, «детских» обидах, влечениях и увлечениях «юности», болезненных впечатлениях, переживаниях, успехах и прозрениях «зрелости»;

- способ идентификации через приобщение к привычному, общепринятому, традиционному;

- носители общего смысла.

В них даётся нравственная оценка происходящему, определяются и культивируются главные ценности и идеалы, предлагаются нормы бытия, выявляются высшие жизненные цели[4]. И заменить эту работу мифа не может ни одна наука. Более того, самые известные и значимые научные знания можно воспринимать как устоявшуюся традицию, как элемент общей традиции, также не чуждой своих мифов.

Приобщение к определённой традиции требует постоянной «работы» с прошлым. И связано это с тем, что изучение мифов прошлого позволяет «ориентироваться в иррациональности отечественного поля "Большой игры"»[5]. При этом прошлое надо не только постоянно изучать, но и завоевывать, привлекая исторические фигуры прошлого для обоснования принятых решений в настоящем.

В этом случае прошлое выступает как аргумент в настоящем, взывающий к будущему; взывающий и пророчествующий. И игнорировать его нельзя. Но, впрочем, варианты приобщения к традиции могут разниться. Так приобщение может проходить через утверждение традиции действующей эпохи или через разрыв связи с ней и соединение с системой, предшествовавшей ей или ей противостоящей[6].

Иногда противостоявшие друг другу традиции в результате смещения эпох оказываются в связке общих (тождественных) традиций (например: традиция сильной власти, империи в советском или дореволюционном варианте сливаются в идее сильной России). Но, так или иначе, обществ, государств, любых социальных систем вне традиций не существует, какими бы молодыми они ни считались. А приобщаться к традиции, значит усваивать господствующие в ней мифы и исповедовать их.

Литература 

 



[1] См.: Парахонский Б. А. Протофилософское сознание и реальность мифа // Философия и ее место в культуре. Новосибирск, 1990. С. 65-75.

[2] Мифы и мифология в современной России. России / Под редакцией К. Аймермахера, Ф. Бомсдорфа, Г. Бордюгова. М.: АИРО-ХХ, 2000. С. 44.

[3] См.: Непряхина З. В. Экспериментальное исследование классического мифа как компонента концептуальной картины мира // Семантика и прагматика. Барнаул, 1998. С. 20-25.

[4] См.: Найдыш В. М. Философия мифологии. XIX — начало XXI в. М.: Альфа-М, 2004.  544 с.

[5] Антоненко С. От советского к постсоветскому образу – мутации мифа власти в современной России // Мифы и мифология в современной России. С. 190.

[6] См.: Немзер А. С. Страсть к разрывам. Заметки о сравнительно новой мифологии // Новый мир. 1992. № 4. С. 226-238.

hr


Регистрация

Свежие заметки

  В книге Л. Кучмы "После Майдана" меня позабавил такой эпизод. Кучма рассказал про Ющенко, как тот, будучи премьером,...

...

  Знаменитый американский историк, исследующий постмодернистский мир, автор "кровавых земель" и "Реконструкции...

...

  Сейчас такие времена, что использовать для выяснения отношений между странами оружие как-то уже не солидно. Тем более...

...