Происхождение термина «Украина»

 

В наборе наиболее важных терминов украинской мифоистории особое место выделено термину «Украина». В известном смысле он  соотносим с осью, на котором вращается вся конструкция, которую мы можем условно назвать планета «Украина». 

Благодаря грамотному использованию данного термина, работает вся мифологическая система. Поэтому в первую очередь необходимо выяснить, откуда он появился, какой смысл несёт с момента своего возникновения и какую роль в общей структуре украинской мифоистории играет.  

Согласно украинской исторической традиции, ведущей своё летоисчисление от М. Грушевского, впервые  термин «Украина» упоминался в Ипатьевской летописи за 6697 (1187) г., где сообщалось о предпринятом князьями Святославом Всеволодовичем, Рюриком Ростиславичем и Владимиром Глебовичем походе против половцев. На обратном пути «разболэся Володимэръ Глэбовичъ болэстью тяжкою, ею же скончася. О нэм же оукраина много постона»[1].

Однако между терминами «оукраина» и «Украина» существует весьма существенная разница. Первый является именем нарицательным, подразумевая все окраины Русского государства. Второй – именем собственным и оба несут разную смысловую нагрузку, хотя общая основа у них одна. Следовательно, данный термин прошёл довольно долгую и кардинальную эволюцию. И нам нужно понять, в чём она заключается.

Отметим, что М. Грушевский не предпринимал попыток разобраться в этом, чтобы не запутаться окончательно. Поэтому в его работах термины «Украина», «украинские земли» и им подобные употреблялись в таком виде, чтобы показать, что Украина существовала всегда. И всегда в неизменном виде. В результате у него даже анты стали украинцами («Украинское расселение. Анты»[2]). Не говоря уж про киевских князей. Однако он никак не пояснил разницу между Русью и собственно Украиной, хотя по его тексту видно, что северные земли Руси он Украиной не считает. 

Предлагаем цитату из его «истории»: «во время первого похода Бату через Украину (зимой 1240-1241 годов)»[3]. По данной  фразе видно, что предшествовавшие этому события, когда Бату-хан (Батый) опустошал Северо-Восточную Русь, к «Украине» М. С. Грушевского никакого отношения не имеют. При этом даже применительно к эпохе Киевской Руси Грушевский использует термин «Украина» не просто как имя собственное, но и как этноним.

Однако, поскольку в первых дошедших до нас летописях слова не только не начинались с заглавных букв, но даже писались слитно, спрашивается, могло ли слово «оукраина» писаться с заглавной буквы, т.е. быть именем собственным, как это делают сейчас при переводе на современный язык? Что оно означало и встречалось ли где ещё? Является ли оно топонимом[4] или этнонимом[5]? Может, это название какого-то конкретного очень важного района, более нигде не встречается и никакие другие территории не обозначает? Или наоборот встречается повсеместно?

По мнению большинства историков данного периода, слово «оукраина» в этом тексте означало землю Переяславского княжества, граничившего со Степью и подвергавшегося набегам кочевников чаще других. Тем более, что Владимир Глебович был переяславским князем.

Где же ещё данный термин упоминался[6]? Или известно его употребление лишь применительно к Украине? Нет. Не только. «оукраинами» («украинами», «украйнами») с XII по XVII вв. именовали различные пограничные земли Руси[7].

Может ли это слово означать «край», «страну», «крайну», как потом будут объяснять украинские историки? Да, это было бы  правильным. Но лишь, если Переяславское княжество было отдельной страной. Отдельной от Киевского, Черниговского и других княжеств Руси. Типа, У-крайна. Но это не так. И почему тогда не О-крайна?

Ничего об этом украинские историки не пишут. А летописи?  В Ипатьевской летописи под 6695 (1187) г. упоминается переяславская «оукраина». Та же Ипатьевская летопись под 6697 (1189) годом сообщает о галицкой «оукраине»[8]. Под 6721 (1213) г. перечисляются отобранные ранее польским королем Лешком Казимировичем пограничные города этой галицкой «оукраины»: Брест, Угровск, Верещин, Столп, Комов, которые галицкий князь Данила Романович вернул себе. Данила «еха с братомъ и прия Бэрэстий, и Угровэскъ, и Вэрэщинъ, и Столпье, Комовъ и всю украину»[9]. Нетрудно догадаться, что в данном случае речь идёт о другой «украине» – границе не с половцами, а с Польшей. В других летописях упоминают свои «украины», общим числом более двадцати. В том числе, холмскую, переяславо-полтавскую, курскую, калужскую, мещерскую, мордовскую, рязанскую, смоленскую и даже сибирскую[10].

 Например, в Псковской летописи под 6779 (1271) говорится о сёлах псковской «украины». «В русско-литовских договорах XV в. упоминаются «вкраинъные места», «Украiные места», «Вкраиныи места», под которыми понимаются Смоленск, Любутск, Мценск. В договоре двух рязанских князей 1496 г. названы «наши села в Мордве на Цне и на Украине». В отношении московско-крымской границы с конца XV в. также говорилось: «Украина», «Наши украины», «наши украинные места»»[11].

В Новгородской летописи за 1517 г. есть такая запись: «По королеву совету Жигимонтову приходиша крымские татарове на Великого князя украину около города Тулы». В том же году великий князь Василий III писал: «Наш недруг Жигимонт, король польский, послал войско к украинному пригородку к Одочке, а наши воеводы ноугородцкие с ноугородцкими людьми стояли в нашем украинном городке на Луках на Великих, оберегали наших украин»[12]. Другой текст сообщает, что в 1580 г. государь отдает распоряжение о том, «как быть воеводам и людям на берегу [т.е. по Оке – авт.] по украинским городам от крымские украины и от литовския».

«В 1571 г. была составлена «Роспись сторожам из украиных городов от польския украины по Сосне, по Дону, по Мече и по иным речкам». Наряду с «татарскими украинами» существовали также «казанская украина» и «немецкая украина». Документы конца XVI в. сообщают об «украинской службе» московских служилых людей: «А украинским воеводам всем во всех украинских городех государь велел стоять по своим местом по прежней росписи и в сход им быть по прежней росписи по полком; а как будет приход воинских людей на государевы украины, и государь велел быти в передовом в украинском полку».

В российском законодательстве XVII в. часто упоминаются «Украйна», «Украйные городы», «Государевы Украйны», «Наши Украйны», «Украйные/Украинские городы дикого поля», «Украйнские городы», говорится о пребывании воинских людей «на Государевой службе на Украйне»»[13].

Как видим, понятие это было распространено не только на западные, северные и южные, но и на восточные пограничные территории, включая «Сибирь и Астрахань и иные дальние Украинные городы»[14]. При этом в Московской державе с конца  XV в. термин «Украйна» использовался и в более узком смысле слова. Например, «Украина за Окой». «В российском законодательстве XVI-XVII вв. неоднократно приводится список городов такой Украйны: Тула, Кашира, Крапивна, Алексин, Серпухов, Торуса, Одоев. Наряду с ней существовала и Слободская Украйна Московского государства»[15].

Может быть, хотя бы здесь речь идёт о «стране Украине», которая тянется от Крыма до Тулы и далее? Мысль, конечно, для «профессиональных украинцев» заманчивая: Украина от Крыма до Прибалтики и от Карпат до Сибири. Но, как бы к этой идее ни относиться, видно, что в каждом упоминании «украины» речь идёт не о «центре» страны, не о чём-то уникальном, а о тогдашнем пограничье: северном, восточном, южном, западном. Что уже не даёт нам оснований считать, будто украина существовала всегда.  

 



[1] Цит. по: Стороженко А. Малая Россия или Украина? // Украинский сепаратизм в России. Идеология національного раскола. Сборник. / Вступительная статья и комментарии М. Б. Смолина. Оформление М. Ю. Зайцева. М.: Москва, 1998. С. 283.

[2] Грушевский М. Иллюстрированная история Украины с приложениями и дополнениями / Составители И. И. Брояк, В. Ф. Верстюк. Донецк: ООО ПКФ «БАО», 2006. С. 26.

[3] Грушевский М.С. Ук.соч. С. 122.

[4] Топо́ним (от др.-греч. τόπος — место + νομα — имя, название) — имя собственное, обозначающее название (идентификатор) географического объекта.

[5] Этно́ним (от греч. έθνος — племя, народ и όνυμα — имя, название) — название наций, народов, народностей, племён, племенных союзов, родов и тому подобное.

[6] Отметим, что наиболее развёрнутый анализ употребления слов «Украина» и «украинцы» дан в статьях историка Ф. А. Гайды: Гайда Ф. А. Историческая справка о происхождении и употреблении слова «украинцы» // Русский сборник: исследования по истории России / ред.-сост. О.Г. Айрапетов, Мирослав Йованович, М. А.Колеров, Брюс Меннинг, Пол Чейсти. т. XII. М.: Издательcкий дом «Регнум», 2012. С. 7-29; Гайда Ф. Несколько пояснений к вопросу об истории слова «украинцы» // Русский сборник: исследования по истории России / ред.-сост. О.Г. Айрапетов, Мирослав Йованович, М. А.Колеров, Брюс Меннинг, Пол Чейсти. т. XIV. М.: Издательcский дом «Регнум», 2013. С. 73-79.  

[7] Подробнее см.: Стороженко А. С. Ук. соч. С. 280-290.

[8] Стороженко А. Ук. соч. С. 284.

[9] Там же.

[10] См.: Стороженко А. Ук. соч.

[11] Гайда Ф. А. Историческая справка о происхождении и употреблении слова «украинцы». С. 7.

[12] Стороженко А. Ук. соч. С. 285.

[13] Гайда Ф. А. Ук.соч. С. 8.

[14] Цит. По Гайда Ф. А. Ук. соч. С. 8.

[15] Гайда Ф. А. Ук. соч. С. 8. 

hr


Регистрация

Свежие заметки

  В СМИ обсуждают новую фишку в "прямой линии" президента РФ с губернаторами. Типа  Владимир Путин стал по-новому...

...

  В годы перестройки в советских СМИ очень хвалили шведский социализм - социализм с умом и. что самое главное, с...

...

  Как мне нравится американский подход в отношениях с РФ. Так, когда в ответ на их голословные обвинения российская сторона...

...