Мифоистория как проявление общенационального нарциссизма

 

 

Известно, что, будучи гуманитарной наукой, история весьма благосклонна к мифу и мифотворчеству. Особенно в тех случаях, когда речь идёт о политически ангажированной истории. Истории, которая, воспринимаясь как политика, обращённая в прошлое, актуализирует настоящее, проводя аналогии во времени, высвечивая те события прошлого, на которые власть или политическая элита пытается в своей политике опереться.

Впрочем, для этого мало высветить те или иные «факты» былого. Их надо ещё «правильно» подать, подвергнув определённому толкованию, интерпретации, в соответствии с «требованием времени», руководствуясь принципом: как было и как вспомнилось. И тогда, выполняя политический заказ, история, начинает работать в режиме мифа, вызывая символически окрашенные образы прошлого, в которых воображаемое делается действительным, а желаемое становится реальным.

Такая история создает иллюзию реальности, достаточно эмоционально насыщенную, воспринимаемую личностно, прочувствованно, изнутри, которая не столько объясняет, сколько оправдывает; не анализирует, а освящает. Активизируя неостывшую национально-религиозную потенцию, она формирует своеобразную «память» культуры – образно-символически отражаемую, освящённую «болью предков» реальность. Своеобразную «матрицу» для «национально мыслящих» граждан, которая становится фактом сознания, включённым в свою мифосистему. Задача такой истории – не разобраться, не исследовать, а настроить на определённое восприятие, позволяющее осознать былые события через сопричастность, включив в человеке те психо-социальные механизмы, которые позволят получить искомый для власти и формирующих массовое сознание элит результат.

Именно такие процессы мы наблюдаем в современной Украине.  Впрочем, следует признать, что мифотворчество свойственно не только молодым национальным государствам. В той или иной степени оно характерно для всех наций и политических образований, которые, расхваливая себя и всячески унижая соседей-врагов, страдают, по выражению известного психолога Э. Фромма, национальным нарциссизмом[1].

В этом смысле история одновременно выступает как память во времени и политика, опрокинутая в прошлое, делающая её способом формирования общественного сознания, необходимого мировоззрения, призванного решить для общества проблему национальной идентичности. В свете этого, одна из главных задач  истории – раскрыть основную цель борьбы: независимость. Показать самые большие потери и страдания, вынесенные на пути к ней. Означить самые великие подвиги, совершённые во имя её. Возвеличить самых великих героев, сделавших больше всего для её воплощения и указать самого главного врага, мешающего добиться цели и стоящего на нашем пути.

Иначе говоря, такая мифоистория творится под определённый социальный заказ, превращаясь из науки в объект манипуляций, где «факты истории» отражают не реальность, а желания, когда историю узнают такой, какой хотят знать, познают себя через «свою» историю, ставшую мифом. В нём информация не осмысливается, потому что мифом дышат, живут. Ему сопереживают. Он составляет смысл существования «национально мыслящего» украинца, формируя его смыслообразующую реальность, которая ложится в основу национального сознания. С ним очень трудно бороться. И мы, возможно, не стали бы этого делать, ведь у каждого народа есть право на свой миф, но, если его прошлое становится историей обид, а мифотворчество рассматривается, как способ найти виновного и свести с ним счёты, вполне вероятно, что такая история повторится снова.

Вот почему нам теперь необходимо быть крайне осторожными, не превращать историю в «минное поле» общей исторической судьбы, закладывая в её основу такие «факты», которые не только не отличаются достоверностью, но прямо мешают установлению взаимного доверия и развитию наших добрососедских отношений на крайне сложном новом историческом этапе.    

С этой точки зрения национально-исторический миф Украины можно рассматривать как результат спровоцированного с определённой целью выброса коллективного подсознания, который нужно изучать в традиции национально оформленного З. Фрейдом психоанализа, где нуждающимся в лечении сознания пациентом является вся страна.

При этом особо следует отметить, что болезнь, с которой мы имеем дело, находится в крайне запущенном состоянии и носителями её не распознаётся. Естественно, мы об этом пишем не потому, что нарциссизм проявляется только в мифоистории Украины. Он может проявляться в любой истории. И это нормально. Если мы себя не любим, то кого сможем любить? Однако в духовно слабых и исторически несостоявшихся странах, в государствах и обществах, страдающих комплексом неполноценности, он проявляется как опасная и довольно заразная для окружающих болезнь. Эта болезнь даёт ущемлённой нации повод для крайне опасных исторических обид, а те в свою очередь  могут подтолкнуть её к авантюрам, последствия которых приведут к ещё большим унижениям и будут аукаться ей десятилетиями.

Впрочем, как проявление своеобразного массового подсознания нарциссизм людьми плохо распознаётся и выявляется в любом обществе, которое претендует на звание рационального. Но   нарциссизм движет и мотивирует другие процессы. Процессы,  связанные с формированием культа тех структурных явлений, которые заложены в основу системы.     



[1]См.: Фромм Э. Искусство любить. Пер. с англ.; Под ред. Д. А. Леонтьева. 2-е изд. СПб.: Азбука, 2002. С. 193-195.

 

hr


Регистрация

Свежие заметки

К огда-то давно прочитал книгу "Устами американцев", которая представляет собой сборник признаний солдат и офицеров армии...

...

  Оказывается, даже Ротшильд в шоке и растерянности от того, что сейчас происходит в мире, где финансовый сектор с его...

...

  Оказывается, даже Ротшильд в шоке и растерянности от того, что сейчас происходит в мире, где финансовый сектор с его...

...