Смысл истории в контексте её мифологизации

 

 

Пройдя уровень информационного осмысления, реальные события либо «исчезают» во  времени, иногда навсегда, либо становятся частью той символики, которая связана с определённой исторической эпохой, с данной конкретной властью, поддерживая, обосновывая её или ниспровергая.

 

Не удивительно, что, по мнению некоторых мыслителей, смысл истории в том, чтобы переписывать её заново. И её переписывают каждый раз, смещая акценты в ту сторону, которая выгодна тем или иным политическим силам; меняя прошлое, в зависимости от того, каким его хотят увидеть сейчас.

 

В этом и заключается одна из основных задач социальной, политической и исторической мифологии. Так возникают мифы: большие и малые, формирующие общественное политическое, социальное и национальное сознание; определяющие стратегию и тактику развития конкретных социальных систем и отношений; «отмывающие» или порочащие ту или иную систему, отдельных политических деятелей или события, связанные с ними; вычёркивающие из истории то, что на самом деле происходило, или создающие миф о том, что не произошло, но в мифической действительности прошлого могло и даже должно было произойти.

 

«Под воздействием социальных мифов история возникновения и развития государств и этносов, как правило, искажается настолько, что ее объективный анализ можно осуществить только путем критического сопоставления различных источников. Однако так в теории. На практике во многих случаях подобный анализ серьёзно затруднён из-за пристрастной субъективности авторов  или заказного (т.е. изначально лживого) характера большинства источников информации. По сути дела, вся письменная мировая история с самого начала является объектом постоянных манипуляций»[1], – считает один из отечественных теоретиков информационно-психологических войн.

 

В результате, перейдя в режим мифа, история незаметно для всех превращалась из отрасли научного исследования в способ массового самовнушения, когда люди принимают во внимание скорее не объективную, а субъективную реальность, поскольку она понимается ими избирательно, субъективно, но воспринимается как то, что произошло именно так, как они его хотят видеть и воспринимать. Но почему?

 

История всегда играла важную роль в жизни любого общества. И это не удивительно. Ведь, поскольку «не наследование, а традиция делает нас людьми»[2], история, как традиция, выраженная во времени, становится важнейшим фактором социализации, превращаясь в процесс самоосознания, самоидентификации общества, непрерывный процесс обретения обществом самого себя.

 

История – наука, задача которой, помимо прочего, заключается в формировании общего мировоззрения, культурной среды, взглядов и установок, необходимых обществу для его существования. Словом, тех базовых ценностей, т. н. универсалий культуры, которые определяют характер развития цивилизации, выступая её кодом, своеобразным «геном» через традицию[3].    

 

Одна из главных задач истории – в придании прошлому смысла, достаточно значимого для настоящего. История наполняет прошлое важным для современности смыслом. Смыслом, который уже содержит для него некий ответ, воплощающий в себе главные принципы, точку отсчёта. Руководствуясь им, общество и будет жить, оценивая свои и чужие поступки, позиционируя себя в ходе своей самореализации и выявляя тем самым смысл самой истории, как части себя. Себя во времени. И добиться этого без мифологизации истории нельзя.

 

«Смысл …мировой истории…, – утверждал К. Ясперс, – мы постигаем, только подчинив ее идее исторической целостности»[4], но синкретичным историю может сделать только миф. И тогда нам станет понятна формула Н. А. Бердяева, что «история не есть объективная эмпирическая данность, ис­тория есть миф»[5].

 

В таком мифологическом качестве  история  – душа народа во времени, хранительница его культурных кодов, рассказывающая о смысле человеческого существования, о смысле бытия, сакрализируя социальное пространство, чтобы, в конечном счёте,  освятить и оправдать настоящее. Так история обрастает мифологией, а мифология прорастает в ней, поскольку любые поиски смыслов, какими бы целями и побуждениями они ни оправдывались, в конечном счёте, сводятся к поиску и обретению тех или иных мифов, где миф есть образ, модель, интерпретация тех или иных реальностей, более значимый для человека, чем сама реальность[6]. 

 

Превращаясь в миф о прошлом, история  обеспечивает «связь времен», когда героизацией и «величием» прошлого готовится «великое» настоящее и будущее, а миф через сублимацию прошлого становится средством социальной мобилизации масс.

 

В результате, через свою мифологизацию, «история превращается из сферы знания в вопрос жизни и осознания бытия»[7]. И в нём мы стремимся найти те ответы, к которым уже внутренне готовы и которые уже подсознательно «знаем». И поскольку «мы делаем с этими фактами, что они для нас означают»[8], соответственно понимаемые и оцениваемые, они становятся фактами сознания, прослеженными с определённых позиций и включёнными в определённую концепцию, выстраивающую свою мифическую систему, где история предстаёт как образ прошлого, осмысленный в духе определённой национально-культурной традиции и оформленный в рамках конкретной политической доктрины.

 

Таким образом, ориентация мифологии на прошлое и будущее не ограничивает мифологизации истории. Ибо как бы мы ни всматривались в свое прошлое, мы всегда обречены видеть в нём только самих себя. Себя во времени. Вот почему, давая оценку настоящему – оптимистическую, позитивную или критическую, историческая мифология всегда оперирует прошлым и будущим.

 

«Человек не имеет будущего без мифа, без мифологии» – утверждает известный российский политолог К.С. Гаджиев[9]. А если учесть, что он в первую очередь отличается от животных именно тем, что является существом футуристическим, то есть живущим будущим и во многом ради будущего, то можно утверждать, что homo sapiens есть человек мифотворящий.

 

С другой стороны, общество созрело до понимания того, что с помощью истории власть манипулирует общественным сознанием с древнейших времен, и это вызывает его разочарование. А ведь история всегда писалась по принципу: как было и как вспомнилось. Просто мы это начали  понимать лишь сравнительно недавно. И потому вывод Г. Ле Бона о том, что «история может увековечивать только мифы»[10], своей значимости и актуальности до сих пор не потерял. И здесь выручает только одно – история редко выносит окончательные приговоры, превращаясь в спор без конца, выраженный в форме постоянного пересмотра старых «священних» истин и аксиом с позиций новых фактов и мифов. Таким образом, относительность нашего знания и познания делает жизнь мифа бесконечным, а он, в свою очередь, делает историю орудием идеологической и психологической войны.

 

Таким образом, видно, что в той или иной степени история подвержена мифам. Более того, ими пронизана. И  происходит это естественным образом в силу социо-психологических свойств и потребностей человека и особенностей создаваемой им культуры, проявляясь во всём её многообразии. Но совсем другое дело, когда подобная мифологизация проводится властью целенаправленно, и в основе её – мотивации не единения множеств и достойного созидания на принципах уважения гражданских прав и свобод, а нечто совсем  иное.   



[1] Крысько В. Секреты психологической войны. Минск, 1999. С. 330.

[2] Ясперс К. Смысл и назначение истории: Пер. с нем. 2-е изд. М.: Республика, 1994. С. 245.

[3] См.: Гуцуляк О. Б. Україна священних могил і золоте царство богів та героїв:  порівняльно-міфологічний аналіз [Електронный ресурс] / О. Б. Гуцуляк. - Режим доступу: http://zhurnal.lib.ru/g/guculjak_o_b/ukhraiia.shtml    

[4] Ясперс К. Ук. соч. С. 31.

[5] Бердяев Н.  Смысл истории. М.: «Мысль» 1990. С. 18.

[6] См: Багдасарян В. Э. Мифологизация истории как теоретико-методологическая проблема  современной отечественной историографии // Армагеддон. М., 2000. Кн. 7. С. 3-22.                                                            

[7] Ясперс К. Ук. соч. С. 271.

[8] Там же. С. 48.

[9] Гаджиев К. С. Американская нация: самосознание и культура. М.: Наука, 1990. С. 194.

[10] Лебон Г. Психология толп // Психология толп. – М.: Ин-т психологии РАН, Изд-во КСП+, 1998. – С. 148.

 

hr


Регистрация

Свежие заметки

  Убеждён, что сейчас человечество стоит перед историческим выбором между миром, где люди и народы равны и социально...

...

  В Инете предлагают 10 популярных мифов, которые развенчала современная наука. Прикольно. Покажу их с небольшими...

...

  Чтобы оценить, насколько глупы были в своей мечте евроинтеграции украинцы, достаточно посмотреть старый ролик А....

...