Причины исторического мифотворчества

 

 

Проблему рассмотрения и отношения науки к мифу нельзя назвать однозначной[1]. Поэтому в современной науке до сих пор преобладает мнение, что она свободна от мифа и принципиально с ним не совместима, что миф как нечто донаучное и иррациональное успешно научным мировоззрением преодолевается. Но исследования  мифа в его расширительном толковании и новое понимание мифа как в образно-символической форме отраженной реальности, отделение мифа современного от мифа архаичного[2] позволяют прийти к выводу, что, несмотря на традиционное противопоставление науки и мифа, последний активно и постоянно вторгается в сферу науки[3], буквально её переполняя[4].

 

Так происходит потому, что наука – продукт определённого исторического развития и строится на знаниях локальных и относительных истин. Наука выросла из локальной деятельности человека и по своему характеру человекомерна. Этот опыт, как и человеческая деятельность, не носит вселенский характер. Но именно этот опыт человек распространяет на всю природу. Из него выводит законы её развития. На его основе строит научную картину мира. И в соответствии с ней отвечает на онтологические вопросы бытия.

 

Тем самым наука неизбежно вторгается в сферу мифа, невольно прибегая к мифологизации и совсем не замечая, что  «творимая людьми в определенную историческую эпоху, реальная наука обрастает и сопровождается  своей мифологией»[5]; той мифологией, которая в отличие от мифа архаичного его носителями как миф не распознаётся[6].

 

Тому примером может служить хотя бы знаменитое изречение великого Исаака Ньютона «гипотез не измышляю». Замечательная фраза, достойная истинного гения эпохи Просвещения. Но времена меняются. И теперь нам известно, что наука в силу локальности своего знания не может обладать достаточной для абсолютно точного  вывода информацией. В процессе познания она вторгается в «сумеречную зону» непознанного, домысливая то, чего ей не хватает, и потому, по мнению А.Ф. Лосева, работает исключительно с гипотезами, лишь в той или иной степени обосновывая их[7]. Задача научных гипотез – достаточно правдоподобно объяснить тот или иной открытый наукой феномен. Затем, переходя от частных выводов к более обобщающим теориям, наука завершает очередной этап процесса познания созданием соответствующей ему «научной картины мира», лишний раз подтверждая, что за попытками через мировоззрение «осознать научный опыт, кроется вполне определенная мифология»[8], которую можно не замечать, но не удастся игнорировать.

 

К числу наук, старательно скрывающих свою «мифопроизводящую роль», в первую очередь относится история, бывшая во все времена главным источником мифотворчества и самой питательной средой «мифопроизводства». И тому есть ряд причин. Одной из них является стремление достичь невозможного – дать ясную, полную и концептуально исчерпывающую картину прошлого и, основываясь на принципах детерминизма, построить модель будущего.

 

По мнению П. С. Лапласа, если учесть всю совокупность данных о вселенной, можно не только точно предсказать будущее, но и восстановить во всех подробностях прошлое. Но возможности науки оказались ограничены: прошлое ни эмпирически, ни логически ею не восстанавливается, а будущее математически не просчитывается, заставляя историю вводить себя в обман «пустыми видимостями»[9]. И это ещё не всё. Чтобы история выполнила возложенную на неё задачу – отразить в максимально возможной полноте прошлое, ей надо подняться над своей эпохой и стать на позиции того времени, которое она отражает.

 

«Задача истории как науки – реконструировать прошлое по алгоритмам именно прошлого, а не того времени, в котором живет историк» – писал  А. М. Шлезингер-младший[10]. Но всегда ли история способна вырваться из ловушки «эгоцентрических» представлений и преодолеть свои ретроспективные заблуждения? Способна ли она освободиться от политических установок и быть выше «партийных»  требований и  социальных ожиданий? Может ли она подняться над эпохой? Однозначного ответа на эти вопросы нет, потому что актуализация истории не ограничена одной любознательностью. Новая эпоха требует от истории ответов на вопросы современности. А это значит, что подстраиваться под прошлое некогда. Надо подстраивать прошлое под настоящее.  И это делается постоянно.

 

Так что, как видим, возможности науки оказались в значительной степени преувеличенными, расстояние от выводимости до истинности стало непреодолимым, но обязательства, возложенные на историю, надо было выполнять. И чтобы добиться желаемого, чтобы выполнить возложенный на неё социальный и политический заказ, история поневоле переходит в режим мифа. И не может не переходить, ибо в этом и заключается главное условие её актуализации.

 

С помощью мифа она восполняет недостающие звенья и, делая предположительное и воображаемое действительным, создает иллюзию ответа. И тогда становится ясным, что история начинается с мифа и заканчивается им, обретая форму сказки, притчи или анекдота, где первое развлекает нас и приобщает к прошлому, а второе и третье – помогает жить и, опираясь на прошлое, творить будущее.    



[1] См.: Ставицкий А. В. Социально-политический миф и проблема отношения к нему в современной науке // Культура народов Причерноморья. Симферополь, №35, декабрь 2002. С. 135-140.

[2] См.: Ставицкий А. В. Миф архаичный и современный (опыт сравнительного анализа) // Материалы международной научной конференции "Ломоносовские чтения  2003 года" / Под ред. В. А. Иванова, В. И. Кузищина, А. Н. Новичихиной, В. А. Трифонова.  Севастополь: НПЦ ЭКОСИ – Гидрофизика, 2003. С. 124-126.

[3] См.: Ставицкий А. В. Наука и миф: некоторые проблемы взаимоотношения // Культура народов Причерноморья. Симферополь, №33, октябрь 2002. С. 200-205.

[4] См.: Кравченко И.И. Политическая мифология: вечность и современность // Вопросы философии. 1999. №1. С.4.

[5] Ставицкий А. В. Наука и миф: некоторые проблемы взаимоотношения // Культура народов Причерноморья. Симферополь, №33, октябрь 2002. С. 203.

[6] См.: Ставицкий А. В. Миф архаичный и современный.

[7] См.: Лосев А.Ф. Диалектика мифа // Лосев А. Ф. Самое само: Сочинения. М.: ЭКСМО – Пресс, 1999.  С. 226-227, 348.

[8] Лосев А.Ф. Ук. соч.  С. 218.

[9] Лебон Г. Психология толп // Психология толп. М.: Ин-т психологии РАН, Изд-во КСП+, 1998. С. 18.

[10] Шлезингер-мл. А. М. Циклы американской истории. М.: Прогресс-Наука, 1992. С. 539.

 

hr


Регистрация

Свежие заметки

К огда-то давно прочитал книгу "Устами американцев", которая представляет собой сборник признаний солдат и офицеров армии...

...

  Оказывается, даже Ротшильд в шоке и растерянности от того, что сейчас происходит в мире, где финансовый сектор с его...

...

  Оказывается, даже Ротшильд в шоке и растерянности от того, что сейчас происходит в мире, где финансовый сектор с его...

...