Постсоветское пространство: геополитические параметры и методология моделирования интеграционных процессов

Ирхин Александр Анатольевич, кандидат политических наук, старший преподаватель кафедры новой и новейшей истории ТНУ им. В.И. Вернадского

Переходный характер современной системы международных отношений характеризуется продолжением распада биполярной системы с сопровождающимися процессами глобализации, интеграции и дезинтеграции, фрагментации, усилением положения транснациональных компаний и изменение роли национальных государств в мире.

Формирование постбиполярной системы проходит в условиях, когда США – главный мировой игрок, ЕС – центр экономического и политического роста в Евразии, Восточная Азия - новый экономический гигант, самоутверждаются в новых геополитических условиях. В клуб государств, которые претендуют на лидерство различного масштаба, постепенно входят Бразилия и Россия. Это подтолкнуло экспертное сообщество определить новый блок потенциальных государств лидеров – БРИК: Бразилия, Россия, которые присоединятся к уже очевидным - Индии и Китаю.

Таким образом, современная переходная эпоха от биполярной системы международных отношений к новой, сопровождается сложными и противоречивыми процессами сотрудничества и конкуренции новых и уже утвердившихся региональных держав и единственной сверхдержавы.

В таких условиях переформатирования международной системы отношений проходит разработка, концептуальное оформление, выдвижение и реализация внешнеполитических проектов, заключающих в себе принципы формирования субъектами мировой и региональной политики сфер влияния. В данном направлении в сфере международных отношений сталкивается два направления – универсальное и сфер влияния. Первое предполагает наличие универсального порядка, формирующегося одной сверхдержавой. Парадигма сфер влияния предполагает полицентричную систему - великие державы формируют зоны ответственности, основанные на разных подходах в сферах безопасности, экономики, государственного управления и идеологии, культуры. При современном соотношении военной мощи и экономических показателей существует значительный потенциал конфликта, когда универсальный порядок по форме, основанный на доминировании США, подрывается существованием полицентрической системы. В процессе размывания универсального порядка региональные державы входят в противоречия, в том числе и военные с США, на которые Вашингтон в силу взаимных сдерживающих факторов не может ответить симметрично, так как это может привести к глобальному ядерному конфликту. Асимметричные ответы приводят к новому витку напряжений в других регионах мира, однако, они истощают ресурсы и имеют все признаки геополитической игры с «нулевой суммой», когда ни одна из сторон не добивается изменения баланса сил, а сформированная система сдержек и противовесов позволяет проводить эти комбинации так долго, пока субъекты не сталкиваются с проблемой «взаимного гарантированного уничтожения» или ограниченностью собственных ресурсов. При этом варианты применения ядерного оружия в любом масштабе необходимо учитывать главным образом, как сдерживающий фактор в рамках геополитического соперничества.

Если проблема «взаимного гарантированного уничтожения» транспорентна в силу наличия ядерного оружия и средств доставки, то второй ограничительный фактор сугубо индивидуален, вследствие разной экономической, социальной и военной культуры США, Великобритании, Франции, России, Китая, Индии, Пакистана и других центров силы.

Исследованием развития Больших пространств и других смежных тем занимаются следующие украинские авторы: С.В. Юрченко, Е.Е. Каминский, [1].

В российской политической и исторической науке: А.С. Панарин, С.И. Каспэ, В.Л. Цымбурский, В.Н. Шевченко, Л.С. Гагатова, С.Г. Кара-Мурза, А.И. Уткин и другие [2].

Целью данной научной публикации является определение методологии исследования моделей геополитического развития постсоветского пространства. При этом задача, которую автор ставит перед собой, состоит в выявлении геополитических параметров постсоветского пространства и вариантов его развития согласно определенной научной методологии.

Большие пространства – это структурированные системы, к которым стремятся народы (стержневые этносы), заселяющие территории, с позиции которых можно проводить экспансию, главной целью которой является обеспечение или стремление к самодостаточности (автаркии) через достижение наиболее благоприятного пространственного положения. Следовательно, данные пространства стремятся к максимальной защищенности от внешнего деструктивного (экономического, военно-политического, технологического и культурного) влияния. Большие пространства, таким образом, это императив выживания народов, которые волею судьбы, истории и географии являются носителями определенного кода внешней политики, направленного на расширение сферы влияния своего рода, племени, государства-империи.

Критерии Больших пространств тождественны имперским и могут быть представлены следующими императивами.

Во-первых, сакральный характер власти, обычно осуществляемой без посредничества промежуточных - между правителем и народом - органов и учреждений.

Во-вторых, экспансия, как неизменная интенция и ее следствие - размеры, масштабы территории (при этом ядро государства может быть совсем небольшим, приращение обеспечит экспансию).

В-третьих, наличие центра и периферии, окраин, провинций, либо метрополии и колоний.

В-четвертых, полиэтничность и доминирующий (над всеми остальными, отнюдь не всегда численно) этнос или группа этносов.

В-пятых, общая идеология (ею может быть и религия, не обязательно исповедуемая большинством населения).

В-шестых, существование претензий на мировое значение, а то и на мировое господство [3].

Таким образом, большие пространства могут быть определены по своей функциональности как масштабные по своей территории, многонациональные и мультикультурные, стремящиеся к экспансии или при достижении пика территориального расширения к стабильной изоляции с идеологическим (религиозным или полным атеистическим объяснением) обоснованием легитимации претензий на власть внутри страны и за ее пределами. Россия, США, Китай, Индия, Бразилия, ЕС государства и надгосударственные образования, которые в той или иной культурной традиции реализуют императивы выживания Больших пространств.

Евразия, учитывая сосредоточение экономической мощи, демографических ресурсов, углеводородных запасов, а также военно-политических потенциалов государств, является главной целью субъектов мировой и региональной конкуренции.

Постсоветское пространство занимает центральное место на Евразийском континенте и дальнейшие сценарии его развития представляют политический и политологический интерес.

Изучение геополитических процессов на постсоветском пространстве в научном исследовании предполагает использование определенной методологии. При этом под методологией понимается совокупность исследовательских методов и подходов. В рамках этапа осмысления можно выделить три фазы: индуктивную, дедуктивную и креативную. В ходе первой формулируется исходная концепция (гипотеза) с помощью понятийного аппарата определенного исследовательского подхода.

На второй, дедуктивной фазе происходит преобразование исходной концепции в развернутую. При этом проявляется различие между чисто теоретическим (политологическим) и прикладным (политическим) исследованием. В политологическом осуществляется детализация и уточнение исходной концепции, а в политическом и оперрационализация.

В рамках креативного этапа предполагается наложение развернутой концепции на изученную информацию [4, с. 35].

Методом принято считать совокупность приемов и операций, при помощи которых осуществляется какая-либо конкретная практическая или теоретическая деятельность.

Классифицировать методы научного исследования в сфере международных отношений можно на формальные и неформальные. При этом под первыми понимаются те, которые подчинены формальной логике и математическому аппарату. Под вторыми, ряд методов, которые обходятся без жестких ограничений первой категории, хотя и имеющие каждый свои внутренние правила и принципы.

Системный подход находится на границе формальных и неформальных методов. Этот подход интенсивно развивается вследствие научно-технической революции и внедрения новых технологий в государственное управление, информационную сферу, экономику и другие сферы государственной и общественной деятельности. При этом в преломлении системного подхода в сфере международных отношений можно выделить следующие виды cистем:

1) система как комплекс взаимодействия в одной плоскости (баланс сил), система;

2) как иерархический комплекс взаимосвязей единого целого (анализ процессов формирования и осуществления внешней политики государства, системы международных отношений, основанных на структурной иерархии принятия и реализации решений);

3) система как многоуровневый комплекс взаимодействия ряда множества иерархических комплексов-субъектов международных отношений (концепции интеграции);

4) система как процесс формирования новой иерархической целостности из относительно более простых целостностей «низших» порядков (концепции мирового сообщества, «глобальной деревни» и т.д.);

5) открытая система – характерна для периода международных отношений, когда сильные государства настаивают на открытии внутренних рынков, морских путей, либерализации и т.д. более слабых стран. Наиболее ярким примером реализации открытой системы является американская политика «открытых дверей и равных возможностей»;

6) закрытая система – предполагает логику сфер влияния («доктрина Монро», концепция железного занавеса СССР)

Одно из ведущих мест неформальной категории занимает исторический метод. Его разновидностью является политико-описательный метод. Они дают первичную фактологическую информацию, на которой могут основываться все последующие теоретические построения.

Ведущие роли занимают и два родственных метода – нормативно-идеологический и нормативно-гипотезотворческий. Первый в международных отношениях дал концепции политического реализма и геополитики. Второй следует логике разума и недостаток эмпирического и теоретического материала компенсирует выстроенными на базе концепций гипотезами, к примеру, на основе концепций внешней политики государств, концепций интеграции или дезинтеграции.

Еще одну группу родственных методов представляют интуитивно-логический и формально логический. Они опирается на логику здравого смысла и то, что, само собой разумеется, в науке, политике или массовом сознании, иногда эти факторы могут полностью противоречить друг-другу.

Аналитико-прогностический метод нацелен на прогноз более сложных процессов: динамики развития международной системы, ее отдельных географических и проблемных направлений. Прогностика является наиболее развивающейся сферой методологии изучения международных отношений. С точки зрения ценности и практической отдачи наиболее положительно себя зарекомендовал сценарный метод прогнозирования, когда путем построения различного рода возможных сценариев экспертами формируются модели рекомендации, которые лягут в основу дальнейшей деятельности государственной власти при реализации одного из сценариев.

В международных отношениях количественные, статистические методы в чистом виде сталкиваются с рядом трудностей, которые пока не позволили занять им достойное место в этой отрасли науки. Возможно, это связано с отсутствием универсальной теории измеряемых процессов и явлений, трудностью прочитывания отдельных важных характеристик. К примеру, сравнение военных бюджетов США и других государств, которые могут составить конкуренцию единственной сверхдержаве не дают абсолютных знаний в области возможного военного противостояния, так как себестоимость производства вооружения, содержания боевой единицы, принципов (стратегия и тактика) ведения боевых действий в США и, к примеру, Китая совершенно различны в количественных показателях эта разница может составлять несколько порядков. Кроме того, в сфере международных отношений, применение формальных методов, может показать успех исследования в одном случае и полное несоответствие в другом. К примеру, вычисления циклов восстановление евразийского пространства не дает четкой временной цикличности, в то же время существует подтвержденная теория об экстравертных (внешнеполитических) и интровертных (внутриполитических) циклах в политике США. В данном случае можно говорить о некой цивилизационной парадигме развития разных обществ и государств и необходимой методологии для их изучения, которая в одном случае работает, а в другом является нефункциональной вследствие разных путей развития культурно-исторических типов.

Постсоветское пространство, занимающее центральное место на Евразийском континенте, имеет ряд особенностей, формирующих как недостатки, так и преимущества для его интеграции в различные геополитические проекты. В этом контексте будет справедлив вывод, что после дезинтеграции СССР ни один из центров региональной силы не выдвинул интеграционного проекта, который бы полностью восстанавливал структуру советского большого пространства. Каждое из больших пространств, которое соседствует с постсоветской площадкой, выдвигает проекты интеграции, которые разрывают данное геополитическое пространство, таким образом, фрагментарно интегрируя его в новые экономические военно-политические, технологические и культурные условия развития. Однако, существование его целостности и императив расширения в периоды силы центра, и сужения во времена слабости, предполагают сложившуюся автономную систему восстановления большого евразийского пространства, что, в том числе, обусловлено его параметрами.

Данные параметры можно охарактеризовать через следующие тезисы.

1) Постсоветское пространство составляет 1/6 часть суши и примерно 1/22 часть всей поверхности земли.

2) Данное пространство, несмотря на свою протяженность, имеет крайне неудобные, с экономической и военной точки зрения, выходы в открытое морское пространство.

3) 2/3 углеводородных запасов.

4) Наличие на всем пространстве сурового холодного климата с понижением зимних изотермальных температур с Запада на Восток.

5) Преимущественно меридиональная система рек, изобилие водных пресных ресурсов и при этом правильность (менее разрушительна чем в Европе и Азии) процесса половодья.

6) Низкий демографический потенциал и невысокая плотность населения на данном пространстве.

7) Пространство степи, равнины и невысоких гор.

8) Сельскохозяйственная зона зерна.

9) Пространство с низкой плотностью транспортных путей: железные дороги, автомобильные сети. Причем транспортная инфраструктура ухудшается с Запада на Восток.

10) Крайне неравномерное распределение в пространстве точек экономического роста.

11) Существование и развитие четкой экономической дифференциации между конкурентными на внешних рынках (сырьевыми) и неконкурентоспособными (производственными) отраслями промышленности.

12)Наличие особого психологического типа человека населяющего данное пространство с такими чертами, как терпение и гибкость (положительная комплементарность), что приводит к объективному стремлению создания суперэтноса.

Несмотря на появление стремительных центробежных тенденций в конце 80-х. гг., ХХ века, а затем и независимых государств, входивших ранее в постсовесткое пространство, которое является исторической и географической данностью и покинуть его гораздо труднее, чем демонтировать государственную систему. Таким образом, геополитическое пространство – это объективная реальность, существующая независимо от элитных игр конца ХХ века, связанных с обменом государственного строя на частную собственность. Интересными в этом контексте являются выводы российского исследователя А. Уткина: «…. Внутри страны доминирует мнение, что государство распадалось и исчезало многократно - в 1237, 1612, 1918 годах, она стояла на краю гибели в 1709, 1812, 1941 годах, но восставала в 1480, 1613, 1920, 1945 годах. И этот национальный код трудно, если вообще возможно, изменить он живет в массовом сознании, являясь основой национальной психологической парадигмы. С психологической реальностью следует обращаться всерьез: Россия была, есть и будет такой, какой она живет в воспоминаниях, восприятии и мечтах ее народа» [5]. Логика данных рассуждений приводит нас также к выводу о степени субъектности самого геополитического пространства, и процессов взаимного влияния на населяющие его народы, с одной стороны и народов на пространство, с другой. Эта мысль наиболее четко обозначалась у классиков геополитиков XIXXX веков – Х. Макиндера, К. Хаусхофера, Н. Данилевского, Н. Трубецкого, Л. Гумилева [6]и др.

Системный подход, который позволяет воспринимать постсоветское пространство как одну из разновидностей систем, исторический и аналитико-прогностический метод позволяют сделать выводы о восстанавливаемости евразийского пространства, как единого целостного центра.

В то же время, существует и обратные процессы. Так, выдвигаемые в настоящее время интеграционные проекты, направленные на фрагментарное включение постсоветского пространства в сферу влияния Польши, Германии, Турции, России, США, Ирана, Китая и Японии предполагают императив его дробления. В этом контексте исторический метод и метод моделирования позволяют выделить выдвигаемые ранее модели подобной дезинтеграции и последующих попыток интеграции данного пространства в неевразийские проекты. Наиболее четко данные критерии воспроизводятся на Западе постсоветского пространства, характеризуя политику Западной Европы в ХІХ и ХХ вв., в ее желании построить пояс сдерживания России по линии - Прибалтика, Украина, Южный Кавказ (Балто-Черноморская дуга). Однако, эти же методы опровергают на теоретическом, за исключением модели дробления России, предложенной З. Бжезинским, и практическом уровнях, модель фрагментации евразийского пространства на Востоке. Так, США в течение ХХ века, по крайней мере, два раза сдерживали попытки руководства островной Японии, в периоды слабости России, присоединить к себе континентальные ресурсы (1904, 1918 годы).

На теоретическом уровне и используя геополитический подход и метод моделирования, данную ситуацию наиболее емко объяснил английский классик и государственный деятель Х. Макиндер. Его тезис предполагает, что для государств, оперирующих морской стратегией, основной задачей является недопущение захвата осевого (российского пространства) государством, располагающим выходом в океан - Японией или Китаем. В случае реализации этого сценария де-факто многократно увеличивается геополитический потенциал экспансии осевого пространства, в то же время, замещение российского контроля любым другим внутриконтинентальным над осевой территорией не приведет к ослаблению значимости этой осевой позиции [7].

Таким образом, исходя из тезисов Х. Макиндера Великобритания, как главная морская держава ХIX века, и США, как единственная современная сверхдержава, оперирующая морской стратегией, не может себе позволить сценарий при котором соединяться ресурсы центральной Евразии и открытого океана в любом из вариантов, инициируя и поддерживая ситуацию взаимного сдерживания данных геополитических пространств.

Следовательно, в стратегии Запада прослеживаются определенные дезинтеграционные и последующие интеграционные модели в отношении постсовесткого пространства: апробированная и воспроизводимая модель - дуги Прибалтика, Украина, Южный Кавказ, и, в то же время, сдерживание дезинтеграционных процессов на Дальнем Востоке для недопущения последующего интеграционного проекта со стороны «желтой расы». Одним из промежуточных интеграционных проектов в этом ряду является проект, который можно условно обозначить, как «Великий Туран». Он отражает турецкую интеграционную активность ХХ века на основе идей тюркской солидарности и предполагает создание сферы влияния государства от Балкан до Великой Китайской стены, включая территорию бывшей советской Средней Азии. Однако, по ряду причин: экономическая слабость Турецкой Республики, несвязанность данного пространства (общая сухопутная граница между Турцией и тюркскими государствами составляет порядка 10 км. в Нахичеванском районе Азербайджана), ресурсная необеспеченность и современный внешнеполитический курс Анкары данный интеграционный проект не имеет шансов для реализации, а его основная задача состояла в том, чтобы идеологически, культурно и экономически подготовить данное пространство для непосредственного влияния западной цивилизации.

Предлагаемая методология предполагает также разработку определенных методик интеграции данного пространства. В этом контексте необходимо выделить интеграционные проекты, которые направлены на восстановление пространства и на его дробление.

В первом случае для достижения политического успеха выдвигаемый интеграционный проект должен будет учитывать все перечисленные параметры постсоветского пространства. И разработчики интеграционного проекта должны «наложить» свой проект на геополитические особенности постсоветского пространства и, тем самым, выявить его функциональность.

Во втором, это условие должно не только не соблюдаться, а и всеми усилиями торпедироваться.

Таким образом, используемая методология позволяет вычленить модели дальнейшего развития постсоветского пространства.

Во-первых, модель восстановления данного пространства под контролем одного центра. Это воспроизводимая историческая ситуация. В этом контексте необходимо отметить, что неважно, какой из центров возглавит реинтеграционное движение, однако, данный проект должен будет включать или учитывать 12 перечисленных параметров постсоветского пространства.

Во-вторых, частичное восстановление данного пространства и сохранение нынешнего «статус кво». Приведенная модель воспроизводилась Западом во времена временной слабости Российской империи и Советского Союза. Как представляется основной задачей Запада при этом является недопущение чрезмерного ослабления российского ядра вследствие негативных военно-политических (бесконтрольное распространение ядерных арсеналов) и геополитических последствий (присоединение к восточноазиатским центрам силы ресурсов восточной Евразии), что ставило перед глобальным и региональными центрами силы новые нестабильные рамки взаимодействия.

В-третьих, сценарий дальнейшего распада постсоветского пространства с исчезновением российской этно-цивилизационной платформы. Представляется, что это самый пессимистический вариант для всех субъектов международных отношений. Нестабильность, возникшая при разделе российского наследства, скорее выйдет за масштабы регионального конфликта и при неблагоприятном сценарии для Запада, за счет ресурсов России, усилятся Япония и Китай. Хотя данный сценарий является наиболее пессимистическим, его реализация была наиболее вероятна в середине 90 гг. ХХ века.

Аннотации

Раскрываются геополитические параметры постсовесткого пространства и методология моделирования интеграционных и дезинтеграционных процессов.

Розкриваються геополітичні параметри пострадянського простору і методологія моделювання інтеграційних і дезінтеграційних процесів.

There are geopolitical parameters of the post-soviet space and methodology of modeling integration and disintegration process are researching.

Список источников и литературы

1) Юрченко С.В. Основные тенденции развития системы международных отношений и проблема актуализации общественного воздействия на внешнюю политику государств //Чорноморська безпека. - №4(10). – 2008 . – С.3-5.

2) Уткин А.И. Вызов Запада и ответ России. – М.: «Эксмо», 2003. – 608 с., с. 429.

3) Гагатова Л.С. Империи: идентификация проблемы // Исторические исследования в России. Тенденции последних лет. – М.: АИРО – ХХ, 1996. – 338 с.

4) Богатуров А.Д., КосолаповН.А., Хрусталев М.А. Очерки теории и методологии политического анализа международных отношений. М.: Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2002. 384с.

5) Уткин А.И. Сценарии российского будущего // Прогнозис. – 2005. - №1. – http://journal.prognosis.ru/a/2006/07/21/56.html.

6) Гумилев Л.Н.Конец и вновь начало: популярные лекции по народоведению. – М.: «Аирис - пресс», 2008. – 384 с.

7) Макиндер Х. Круглая Земля и обретение мира (перевод и комментарии В. Цымбурского). - http://www.intelros.ru/index.php?newsid=357.

hr


Регистрация

Свежие заметки

  В книге Л. Кучмы "После Майдана" меня позабавил такой эпизод. Кучма рассказал про Ющенко, как тот, будучи премьером,...

...

  Знаменитый американский историк, исследующий постмодернистский мир, автор "кровавых земель" и "Реконструкции...

...

  Сейчас такие времена, что использовать для выяснения отношений между странами оружие как-то уже не солидно. Тем более...

...